sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

... Чтоб не кончался никогда октябрь семнадцатого года…-2

Оригинал взят у ss69100 в ... Чтоб не кончался никогда октябрь семнадцатого года…-2

К вопросу об отношениях собственности

Частная собственность - результат производства, присвоения или отчуждения?

октябрьская революция - Самое ...

Личное потребление, например, глоток воды, есть физиологически продиктованный акт превращения ничейного, пока еще физического тела, т.е. объёма воды, в частную собственность, недоступную для другого индивида, мучимого жаждой.

Глоток воды, сделанный одним индивидом, превращает его в воду, недоступную для любого другого страждущего. Акт присвоения глотка воды есть одновременно акт отчуждения его от всех остальных индивидов.

Но и воспроизводимые предметы превращаются в частную собственность рабовладельческого, феодального и рыночного толка ЛИШЬ при ОТЧУЖДЕНИИ любой объективно существующей ценности ОТ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ СУБЪЕКТОВ.

Технология отчуждения пахотной земли от ВСЕХ пользователей, т.е. превращение её в частную собственность, давно уже найдена: каменные, железобетонные, стальные заборы, рвы, минно-взрывные заграждения. Технология отчуждения воды от ВСЕХ пользователей, т.е. превращение её в частную собственность, тоже давно уже найдена: запруды, плотины, бутилирование питьевой воды.

Технология отчуждения информации от подавляющего большинства людей тоже, практически, найдена: мистика, ЕГЭ, платное высшее образование, цена полного комплекта современного информационного оборудования, программного обеспечения и интернет-услуг.



А вот отчуждение кислорода атмосферы от всех людей, пока, только провозглашено в произведениях фантастов. Атмосферный кислород не превратился в частную собственность, пока, лишь потому, что ещё не найдена технология ОТЧУЖДЕНИЯ атмосферы от всех остальных людей.

Таким образом, выражение «частная собственность», в идеале, принято для обозначения, не столько факта личного потребления материальных и духовных средств существования людьми, сколько ОТЧУЖДЕНИЯ одним индивидом, практически, ВСЕХ материальных и духовных ценностей от ВСЕХ остальных людей.

И потому, если человек общителен, дружелюбен, сентиментален, совестлив от природы, то он не сможет стать владельцем больших массивов природных и рукотворных средств существования, поскольку для приобретения их в частную собственность необходимо превратить природные и произведенные ценности в НЕДОСТУПНЫЕ для остального социума.

Но в середине 80-х годов в экономическую теорию, усилиями Абалкина, была внедрена «бледная трепонема» формулировки собственности как «владение, распоряжение и использование» активов, а вместо выражения «производственные отношения» было введено в «научный оборот» выражение «хозяйственный механизм развитого социализма».

Теперь любая форма отношений собственности стала толковаться как безобидная органическая часть хозяйственного механизма социализма, заключающаяся во владении, распоряжении и использовании активов, а не в их отторжении. Так совершались идеологические диверсии.

Подавляющее большинство дипломированных членов партии зазубрили эту премудрость, поскольку они не владели диаматикой вообще, не имели возможности научно решить вопрос о сущности ОТНОШЕНИЙ частной собственности, не могли ничего знать о содержании объективных законовпроцесса отрицания отношений частной собственности и, следовательно, они не могли сообщить ничего убедительного рабочему классу, т.е. непосредственным производителям материальных и духовных ценностей.

Особенно печально то, что, начиная с Хрущева, партия постепенно и, в конце концов, окончательно утратила влияние на художественную и техническую интеллигенцию. Эта, последняя, утонула в мещанстве, мелкотемье, в грязном белье и в двурушничестве.

Они относительно красно «баили» на партсобраниях, а после собрания погружались в карьерные интриги и валютно-джинсовые спекуляции и пьянство. Сегодня редко кто помнит, например, имена маститых членов Союза писателей, Союзов художников СССР, маститых академиков, но в период перестройки почти каждый из них поведал читающей публике о том, что, на самом деле, он всегда был противником и борцом против коммунизма и власти «совка», носил фигу в кармане и гадил везде и во всем, и бравировал тем, что умело обводил КГБ вокруг пальца. Они только недавно стали догадываться, что это и было частью плана Андропова по выращиванию диссидентов и переправке их на Запад.

Анализ большей части современных левых публикаций убеждает в том, как далеко находятся современные левые пропагандисты от понимания путей ликвидации отношений частной собственности. Фактически, за последние двадцать лет, ни один из них не поднялся выше поверхностного понимания некоторого круга проблем ФОРМАЛЬНОГО обобществления средств производства в виде политического и юридического отстранения олигархов от национального богатства.

Многие даже забыли, как выглядит, и есть ли она вообще, ленинская теория РЕАЛЬНОГО отрицания частной собственности, т.е. обобществления средств производства НА ДЕЛЕ. Они не понимали, что борьба, например за гуманизм, за мир, против голода, экстремизма, даже за либерализм, без решительного и компетентного противостояния атавизму частного собственника - пустой звук.

Естественно, больше всех преуспели в невежестве по данному вопросу такие отцы русской демократии как Солженицын, Сахаров, Зиновьев, Астафьев, Распутин, Рязанов, Говорухин, Любимов. Они не поняли ни того, что сами являлись наиболее производительными певцами всех уродливых явлений при социализме, ни действительных объективных причин существования порочных явлений при социализме, ни действительных грехов КПСС и КГБ.

К вопросу о достаточном условии построения коммунизма

Сегодня уже есть обильный практический материал, на базе которого можно ежеминутно повторять современным российским интеллигентам: так жить нельзя. Вас выгнали с работы? Причина вашей беды - воля частного собственника. Вам увеличили нагрузку и не выдали вовремя зарплату - воля частного собственника.

По улицам опять маршируют нацисты - это оплачено частными собственниками. Вам не хватает денег, чтобы приобрести жилье - цены устанавливает частный собственник. Черные риелторы отняли приватизированную квартиру у вашей старенькой соседки, убив её - виновата частная собственность. Ваша дочка пошла «работать моделью» на панель - частная собственность.

Вы не можете найти себе невесту потому, что у вас нет собственной квартиры и мэрса - благодарите частную собственность. Неуклонно растет оплата ЖКХ - частная собственность. Инфляция съедает зарплату - частная собственность. В мире начался финансовый кризис - частная собственность. На Украине началась гражданская война - частная собственность. Ограбили вашу квартиру - частная собственность. Вас «кинула» турфирма - частная собственность. С вас содрали взятку - частная собственность.

Вам «случайно» в зоне террористического акта что-то оторвало - частная собственность. Вам в магазине незаметно подложили гнилой помидор - частная собственность. Вы каждый день слушаете враньё журналистов о том, как свободно и счастливо живется пролетариям, особенно гастарбайтерам на Западе в условиях рыночной демократии - частная собственность на СМИ.

Вам едва хватает зарплаты, чтобы дотянуть до конца месяца, но СМИ по многу раз в день радуют вас сообщениями о, «жизненно важных» для вас, многомиллиардных сделках на фондовых биржах - частная собственность…

Могут возразить, что и при социализме было много недостатков. Но нужно понимать, что классики марксизма и называли первую фазу коммунизма - низшей, т.е. социализмом, потому, что производственные отношения в обществе еще не достигли НЕОБХОДИМОГО уровня зрелости, после которого и начинается собственно история коммунистического общества, т.е. история окончательно очеловечившихся прямоходящих млекопитающих.

Относительно медленная трансформация производственных отношений в СССР объясняется незрелостью субъективного фактора, поскольку достаточно высокие посты в обществе и партии в СССР с 1917 и по 1991 годы занимали многие индивиды, мировоззрение которых сформировалось в буржуазно-феодальном обществе, в религиозно-мещанских, в кулаческих и чиновничьих семьях, на образцах салонного и церковного «искусства», и поэтому эталоны буржуазно-феодального «изячного» потребительства были всегда их самой искренней, но тайной страстью.

Это отчетливо видно в переписке такого пролетарского писателя, как, например, Алексей Толстой. Если обратиться к личным воспоминаниям наиболее известных и продуктивных антисоветчиков, как Горбачев, Яковлев, Солженицын, Любимов, то и они признавались, что самым сильным мотивом их антисоветской деятельности были воспоминания о раскулачивании тридцатых годов, желание отомстить совкам за кобыл, коров и баранов, уведенных с их двора в колхоз.

Объективные свойства психики людей не позволяют решить проблему очеловечивания за короткий промежуток времени, поскольку даже на минимально необходимую социализацию личности уходит вся школьная и студенческая юность и не всегда успешно.

Маркс и Энгельс ко времени написания Манифеста КП, полагали, что ужасающий контраст между образом жизни пролетариев и предпринимателей, типичный для 40-х годов девятнадцатого века, делает излишним детальное и частое живописание тех бед, которые несёт в себе частная буржуазная форма собственности. Марксу и Энгельсу казалось, что это всем очевидно, так же, как и им самим.

Относительно частые забастовки и периодические вооруженные выступления пролетариев той эпохи порождали в классиках надежду на силу классового чутья пролетариев, на относительную легкость нахождения общего языка коммунистов и пролетариев. Более того, как показала практика, Маркс и Энгельс переоценили уровень научной подготовки даже тех, кто поручил им написать Манифест коммунистической партии.

Очень скоро стало ясно, что многие из первых членов союза коммунистов, являлись, скорее, акционистами, авантюристами, партийными карьеристами, просто оппортунистами, чем последовательными и умелыми проводниками научного мировоззрения в среде пролетариев физического и умственного труда.

Итоги европейской революции 1848 года и, особенно, поражение Парижской Коммуны, показали, что, с точки зрения задач пропаганды в пролетарских средах, в том числе, наемных работников узкопрофессионального умственного труда, краткого определения, в котором указывается лишьнеобходимость уничтожения частной собственности, недостаточно для выработки устойчивой и глубокой мотивации. Стало ясно, что необходимо детальное исследование законов развития капитализма, чтобы общественное сознание убедилось в реакционности перспектив развития капитализма.

Однако сегодня стало ещё яснее, что даже подробная, исчерпывающая критика капитализма, данная в «Капитале» Маркса, недостаточна, и, без развернутого детального изложения объективных законов ПОСТРОЕНИЯсобственно коммунизма, партии с коммунистическим названием не способны будут выполнить свою миссию на практике.

Краткое определение теории коммунизма осталось недостаточно понятым и эмоционально слабо отражено в сознании широких кругов не только западного пролетариата середины девятнадцатого века, но и, повторимся, технической и художественной интеллигенции России в начале ХХ века и, позднее, СССР. Строго говоря, коммунистической пропаганде не удалась, пока, «переиграть» националистическую, религиозную и мещанскую идеологию.

Большинство членов партии с коммунистическими названиями продолжают отождествлять задачу уничтожения частной собственности с задачей буквального отстранения субъектов от основных средств производства. Левым эсерам, например, казалось, что достаточно физически устранить помещиков и царя, чтобы легко прийти к крестьянскому социализму.

Между тем, НЭП показал, как только трудолюбивые крестьяне получили национализированную землю в пользование, между ними тут же возникли долговые отношения, и, буквально, через год после отмены «военного коммунизма» БОЛЬШАЯ часть крестьян превратилась в батраков, а МЕНЬШАЯ - в непримиримых мироедов.

Вместо крестьянского социализма начал развиваться бандитский капитализм на селе. Разбогатевшие крестьяне стали вооружаться обрезами для защиты своей собственности от бедняков. Спекуляция зерном достигла людоедских масштабов. Кулачество в союзе с бухаринцами, заполонившими ЦК и НКВД, попытались задушить колхозы, колхозников и городских рабочих ГОЛОДОМ, со рвением, которому завидовали фашисты под Ленинградом.

Ленин видел эту угрозу и, уже в ходе «красногвардейской атаки» на капитал, оперативно исследовал, решил и довел до сознания широких и партийных масс суть процесса, стратегию и тактику уничтожения отношений частной собственности, в первую очередь, за счёт плана ГОЭЛРО, роста образованности, «великих починов» и социалистического соревнования.

Но современное левое движение упростило даже эсеровскую постановку вопроса. Последние 30 лет левые, вместе с мелкобуржуазными партиями упрямо выдвигают один и тот же универсальный лозунг: «Долой!», терпя одну «победу» за другой и, снова наступая на те же грабли. Лозунг «Долой Горбачева» сменился лозунгом «Долой Ельцина».

После самосвержения Ельцина, над колоннами демонстрантов взметнулся легко предсказуемый лозунг «Долой Путина». Нынешних левых не настораживает даже тот факт, что и фашисты, и либералы идут на демонстрации с этим же лозунгом. В других республиках СССР лозунг «Долой Шеварднадзе» сменился лозунгом «Долой Саакашвили». В Азербайджане оппозиция уже много лет бродит под лозунгом «Долой Алиева». На Украине лозунги конвейерно требуют отставок то Кравчука, то Кучмы, то Януковича, то Ющенко, а теперь и Порошенко. Причем, опять, как справа, так и слева.

Доказано, что самым простым для усвоения массами, в том числе и партийными, является легко осуществимый лозунг «Долой», а самым сложным оказался лозунг «Мы наш, мы новый мир ПОСТРОИМ».

Безрезультатность двух десятилетий борьбы за свержение «козлов отпущения» до сих пор не подтолкнула «левых» к мысли о том, что залогом победы над капитализмом является не только свержение существующего политического временщика, а наличие в левых рядах образованныхуправленцев, способных выполнить роль КОМПЕТЕНТНОГО авангарда, в том числе и на местах, в сфере политики, науки, художественного творчества, образования, экономики. Без такого авангарда никакой уровень развития средств и объемов производства не является АВТОМАТИЧЕСКИМ условием становления коммунистического общества.

Самой простой, чтобы не сказать примитивной, многократно примененной практикой является, ничего не давший, опыт физического уничтожения эсерами глав старого управленческого аппарата: монархов, министров и губернаторов. Существенно сложнее, достаточно рисковой, но более продуктивной оказалась ленинская тактика привлечения старых буржуазных и военных специалистов на службу молодой, неопытной и малограмотной политической власти пролетариев. Рыночное бытие сделало буржуазных спецов, в большинстве, беспринципно продажными.

Но, благодаря этому недостатку, если к нему подойти диаматически, методы привлечения старых спецов на службу в советские учреждения оказались до постыдного примитивными. Достаточно было Ленину обеспечить старым буржуазным специалистам зарплату и условия быта выше партийных и пролетарских норм, т.е. сделать для них опять доступными рестораны, ипподромы, оперетту, слегка прикрыть глаза на проституцию, как, практически, вся буржуазная интеллигенция, и местная, и иностранная, начала трудиться на строительстве социализма в СССР, хотя и без должного восторга и энтузиазма.

Оказалось, что, для усмирения жажды старых кадров открыто гадить Советской власти, достаточно, с одной стороны, обеспечить их традиционными упадническими мещанскими «Бубликами», но, с другой стороны, необходимо наладить логистику реальных материальных потоков, постепенно научиться планировать пропорции их производства, постепенно повышать точность в определении физических объемов производства и распределения, постепенно перевести весь оборот продукции промышленности и сельского назначения, и это самое главное, на безналичный расчет.

Эти мероприятия, рутинная часть которых разрабатывалась самими буржуазными специалистами по заданию ЦК ВКП(б), существенно облегчали контроль органов за вредительской деятельностью этих самых кадров, что позволяло не только карать за факты саботажа и вредительства, но и делать акты саботажа всё более неосуществимыми.

Вся система управления, по мере реального обобществления средств производства в СССР, становилась беспрецедентно прозрачной, настолько защищенной от коррупции, что все открытые судебные процессы тридцатых годов были обеспечены бесспорными доказательствами умышленной преступной деятельности правой и «левой» оппозиции в СССР в сфере промышленности и финансов.

История мировой экономики доказала, что, чем «совершеннее» и более «развитой» является финансовая «система» страны, тем больше в ней лазеек и огромных дыр для махинаций, опережающих правовую систему в её попытках оградить общество и отдельных граждан от ограбления.

Ровно в той мере, в какой рыночный эксперимент в СССР в 1984 году опять возвел на трон финансы, возродилась система массового ограбления, начиная с кооперативов, ваучерной приватизации, залоговых «аукционов», МММ, «Властелина», ЮКОС, «Оборонсервис», «Системы», с умышленными банковскими крахами, массовым мошенничеством турфирм и т.д. В мировом хозяйстве с задачами разорения и ограбления целых стран успешно справляется МВФ.

Как ни странно, несмотря на изобилие подобных фактов, партийный актив всех левых партий даже сегодня не усвоил учение марксизма в той его части, в которой доказано, что ликвидация отношений частной собственности может быть осуществлена лишь путем СОЗИДАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХпроизводственных отношений, поскольку только это делает ОЩУТИМО абсурдным сам институт частной собственности, и становится очевидной смехотворность фигуры ЧАСТНОГО собственника современных средств производства.

Новому поколению коммунистически настроенной молодежи, видимо, вновь придется доказывать, что уничтожить частную собственность, т.е. построить счастливую жизнь, можно лишь доведя общественное разделение труда, механизацию, автоматизацию, химизацию, кооперацию, концентрацию производство до состояния, пригодного к централизованному планированиюпроизводства всего необходимого для всестороннего и полного РАЗВИТИЯ КАЖДОЙ ЛИЧНОСТИ.

Во времена Сталина состоятельность марксистско-ленинского учения в этой части была подтверждена множеством реальных и беспрецедентных СОЗИДАТЕЛЬНЫХ побед советского народа на всех производственных, культурных и политических фронтах.

Победы Сталина в строительстве коммунистических производственных отношений стали возможны не столько в результате истребления вождей «пятой колонны», не столько, даже, в результате роста выпуска тракторов, поступивших в колхозы, количество которых особенно удивило фашистов, когда они захватили Украину, сколько в результате обобществления средств производства на деле через централизованное научное планирование и МТС.

Сталин понимал, что одно лишь ритмичное, пропорциональное, бескризисное материальное производство не тождественно коммунизму. Если бы не научный подход Сталина к строительству коммунизма, то СССР не был бы «впереди планеты всей» ни в балете, ни в шахматах, ни в космосе.

После смерти Сталина весь корпус советских остепененных теоретиков не смог даже подступиться к решению научно-теоретической задачи продолжения строительства коммунизма, поскольку кадровую основу системы образования долгое время составляли преподаватели и профессора «преображенские», воспитанные в рамках феодально-капиталистических «ценностей», зараженные карьеризмом, двуличием, а чаще всего, хамовитым чванством, поставившие свою формальную дипломированность выше реальной интеллектуальной добросовестности.

Приходится признать, что Брусилов, Циолковский, Павлов, Жуковский, Тимирязев были редким исключением в этой среде.

В деле коренного переустройства общества совершенно недостаточно обозначить объект, подлежащий отрицанию. Практика последовательного крушения всех коммунистических интернационалов и большинства партий показала, что гораздо важнее и сложнее убедительно и привлекательно изложить задачи положительного СОЗИДАНИЯ принципиально новых общественных отношений людей.

Как показала практика крушения СЭВ и СССР, 2/3 советских коммунистов, имея возможность беспрепятственно изучить «Капитал» Маркса и понять разрушительную сущность частной собственности, не сделали даже этого, возможно, в силу интеллектуального инфантилизма, а 1/3 членов партии изучили труды Маркса настолько поверхностно, что не смогли организовать отрицание капитализма в СССР путем построения коммунизма. Мелкобуржуазное невежество оказалось сильнее и на этот раз.

Таким образом, не отрицая ни слова из краткого марксова определения позиции коммунистов в отношении частной собственности, выработанного в условиях господства капиталистической частной собственности, не отрицая ни одной буквы из ленинского и сталинского теоретического и практического наследия, заключающегося в необходимости, на первом этапе, политического переворота и юридического обобществления основных средств производства, необходимо было, на втором этапе, столь же четко сформулировать определение ПОСТРОЕННОМУ коммунизму, т.е. обобществлению средств производства на ДЕЛЕ, чтобы каждый участник процесса строительства коммунизма имел в своем сознании не только перечень мерзостей капитализма, подлежащих политическому отрицанию, а четкий ОБОБЩАЮЩИЙ, ВПЕЧАТЛЯЮЩИЙ и УБЕЖДАЮЩИЙ СОЗИДАТЕЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР.

В противном случае работает принцип Бернштейна: «Движение куда-нибудь - все, конечная цель - ничто».

С учетом исторического опыта, кратко, коммунистическую теорию теперь можно выразить следующим положением: построенный коммунизм есть СЧАСТЬЕ в самом широком и глубоком смысле этого слова. Счастье, возможное ДЛЯ ВСЕХ - есть достаточное условие счастья для КАЖДОГО.

Верно и обратное. Такова диаматика. Интересно будет посмотреть на дежурных противников «Прорыва», которые, видимо, будут доказывать, что коммунизм это что угодно, только не счастье для всех, и требовать указать страницу, откуда взято это определение.

Ясно, что, ни при каких условиях, невозможно подобное определение применить, например, к рабовладению. Ни один навальный, чубайс или немцов, несмотря на всю их беспринципность, не станут утверждать, что рабовладение - счастье для всех.

Столь же абсурдно утверждать, что феодализм - это счастье для всех. При всей своей бессовестности, даже сторонники капитализма не решаются сегодня не только отождествлять капитализм со всеобщим счастьем, но и воспроизводить лозунг «великой» французской революции: свобода, равенство, братство.

В дни, когда в капиталистической экономике не бушевали явные кризисы, услужливые теоретики пытались успеть укоренить в сознании людей идею, что капитализм это общество всеобщего благоденствия, видимо, имея в виду, что уж ОДИН благой ДЕНЬ наблюдался в жизни каждого американца. День благодарения, или Хеллоуин, например.

При рыночной демократии существует весьма распространенная и стойкая иллюзия, которую исповедуют все заказчики, исполнители и жертвы заказных убийств, все черные риелторы и их жертвы, все взяточники и их шантажисты, что счастье тождественно не коммунизму, а большому количеству денег и, вытекающей из них, власти. Якобы, неограниченное количество денег, дает индивиду неограниченную власть, и тот может осуществить любую прихоть, и именно в этом состоит индивидуальное счастье.

В таком случае, пришлось бы считать счастливыми людьми Герострата и Нерона, Калигулу, и Цезаря, Дария и Александра Македонского, отравленных, зарезанных, задушенных, обезглавленных императоров, королей и царей эпохи феодализма, Березовского и Мэдоффа, Ходорковского и Коломойского, членов банды из станицы Кущевская, Япончика и деда Хасана. У всех у них были и деньги, и власть.

Но счастлив ли человек, живущий в одной вилле с наемными телохранителями, всегда готовыми стать наемными убийцами собственного хозяина? При господстве частной собственности подобный вопрос всегда решается величиной предложенной суммы. Кто пожадничает, тот и жертва.

Совершенно очевидно, что обозначенные нами личности, как и миллиарды других конкурентов, желали себе счастья, яростно боролись за него, часто идя по трупам других соискателей и, следовательно, счастье победителей заключалось, прежде всего, в том, что по трупам шли именно они. Другие миллиарды, считавшие, что их счастье пропорционально напряженности труда, независимо от условий их общественного бытия, просто надорвались или были выброшены на обочину законами рыночной экономики. Это хорошо показано в произведениях Горького, Джека Лондона, Поля Виалара.

В вопросах счастья марксизм-ленинизм является единственной научной теорией, которая открыла объективные законы счастья, законы построения счастливого общества, но не за счет несчастья большинства, а за счет построения системы абсолютно рациональных общественных отношений на базе современных достижений науки и производства.

Именно эти достижения являются объективной гарантией того, что следующий этап в истории человечества будет определяться результативной борьбой за всеобщее и полное счастье людей, и та политическая партия, которая разовьет теорию построения земного счастья в сухих категориях научного академического мышления и в популярной художественной форме, приобретет в глазах людей авторитет реального авангарда и будет, действительно, таковой.

Хрущевский вариант коммунизма, «разработанный им», разумеется, не без помощи тогдашней партийной профессуры, содержал в себе, как многим казалось, довольно понятную «триединую» задачу строительства коммунизма:

- создание материально-технической базы коммунизма
- формирование коммунистических производственных отношений
- воспитание человека коммунистического общества.

На выполнение этих задач, по никогда и никем не выведенной формуле расчета, т.е. на глазок, было отведено 20 лет. Авторам этой концепции, в связи с нулевыми познаниями диаматической теории синтеза, так и не удалось за последующие 20 лет выработать теоретическое и пропагандистское обоснование этого триединства. Оно было утверждено голосованием. Как и в религии, так и в хрущевском варианте, «троица» осталась никем не понятым, а потому и неосуществленным таинством.

Более того, акценты, расставленные тогдашними теоретиками, явно грешили вульгарным материализмом. Только этим можно объяснить причину, по которой на первом месте в партийной программе оказался материально-технический фактор, но понятый столь привратно, что вылился, чуть позже, в социал-диетический лозунг: «Догнать и пережрать США по мясу, молоку и яйцам», в ЭКСтенсификацию экономики, особенно в сельском хозяйстве, в местничество «совнархозов» и, наконец, в денежную форму хозрасчетного стимулирования энтузиазма строителей коммунизма.

Оказалось, что не только Хрущев, но и все теоретики ЦК КПСС не понимали, что никакой уровень развития средств производства, никакой объем поедаемой продукции сельского хозяйства не тождественен построению коммунизма.

Без целенаправленного, сознательного формирования производственных отношений коммунизма на базе диаматического мировоззрения, как показала историческая практика, повышение объемов и номенклатуры бессмысленных потребительских благ приводит лишь к росту мещанства, эгоизма, расширению спектра социальных уродств, а от них к рыночной демократии и капитализму в самой его первородной, бандитской форме.

Одно из важных открытий марксизма состоит в том, что в условиях господства любой формы частной собственности на основные средства производства и при отсутствии научного уровня общественного сознания, т.е. в классовом обществе, совершенно естественно и единственно возможно - СТИХИЙНОЕ развитие средств производства, СТИХИЙНОЕ развитие производительных сил при насильственном удержании производственных отношений, особенно, отношений собственности в НЕИЗМЕННО ГОСПОДСТВУЮЩЕМ состоянии.

Но, в новых исторических условиях, в СССР, одержавшем победу над объединенным мировым фашизмом, когда сознание большинства индивидов было уже знакомо со школьным курсом основ научного мировоззрения, в том числе и основ атеизма, когда в обществе сформировался широкий слой людей, которые уже называли себя советскими учеными, НЕДОПУСТИМО было механистически переносить теоретические выводы, выработанные Марксом относительно ЭКСПЛУАТАТОРСКИХ формаций на формулирование последовательности задач построения противоположной, НЕэксплуататорской формации. Иначе, зачем было Ленину объявлять учение о противоположностях - ядром диалектики?

Капитализм никогда не сдерживал себя в развитии средств производства, каждый отдельный капиталист не против полной автоматизации своих производств. Рынок полон непроданных товаров. Социалистическая революция в России стала возможной потому, что к 1917 году мировой капитализм стихийно создал средства производства такого качества, которые требовали обобществления.

После того, как технические науки превращаются в обязательного участника развития средств производства, сами средства производства достигают в развитых странах капитализма уровня, необходимого для обобществления, и только тогда у коммунистов появляется объективная основа не только для пропаганды и агитации своих идей, а для организации масс на борьбу за обобществление созревших средств производства, за органическое соединение науки и производства материальных благ в мировом масштабе не во имя прибыли собственников, а во имя счастья людей. Но это задача выполнима лишь тогда, когда люди, назвавшие себя коммунистами, по уровню своей научной подготовки, полностью соответствуют званию коммуниста, а не партбилетчика.

К октябрю 1917 года уровень развития науки и средств производства на планете уже соответствовал задачам отрицания капитализма во всемирном масштабе. При ином положении вещей ни Ленину, ни Сталину не удалось бы осуществить в полной мере первую Программу РСДРП на территории самой большой страны мира с недостаточным уровнем развития средств производства. Но в том то и дело, что все решается не национальным, а глобальнымсостоянием дел.

Как показала всемирная практика, развитие средств производства при капитализме в ХХ веке не привело к положительным социальным сдвигам в «западном» обществе. Наоборот, власть миллионеров уже в девятнадцатом веке переросла в тиранию, послужила материальной базой для развязывания империалистических войн. А в XXI веке материальное расслоение общества в странах капитала превзошло все худшие стандарты ХХ века.

Безработица, бездомность, беспризорность, массовые алкоголизм и наркомания, религиозное мракобесие, периодические массовые погромы, массовые сексопатологии, бандитизм и терроризм, неутихающие локальные войны, коррумпированность, т.е. проституированность верхов, превратились в основное содержание западной жизни.

Иными словами, огульный приоритет в развитии материально-вещественного фактора при капитализме, БЕЗ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ КОММУНИЗМА, ведет лишь к ИМПЕРИАЛИЗМУ, а если развитие материально-технического фактора без целенаправленного строительства коммунизма происходит при социализме, то, как показал опыт, это приводит к реставрации КАПИТАЛИЗМА.

Большевистская революция и победа в войне против белогвардейщины в России, последовавшие за этим построение социализма в СССР, Монголии, Китае, Корее, в странах Восточной Европы, все эти исторические достижения удались лишь потому, что уровень развития средств производства на планетеуже полностью созрел для построения социализма во всем мире, а большевики мастерски использовали империалистические противоречия и вынудили империалистов обменять на церковную утварь, т.е. продать Советской России, необходимый объем самых современных, для начала ХХ века, средств производства и технологий.

Как и планировалось, средства производства, полученные от капиталистов, при плановой экономике показали существенно большую эффективность, чем при самом капитализме.

Однако если вспомнить об образовательном уровне членов КПСС после Великой отечественной войны, если попробовать найти собрание сочинений Хрущева, Брежнева, Андропова, Волкогонова и, даже Суслова, Громыко, Пономарева, то станет ясно, что никто из них не понимал ни то, как создавать материально-техническую базу именно КОММУНИЗМА, ни то, как её использовать. На эти вопросы весь идеологический аппарат КПСС ответов не дал.

И это самый печальный и легко проверяемый исторический факт для тех, кто читал «труды», хотя бы этих, перечисленных лиц, не говоря уже о продукции Академии Общественных Наук при ЦК КПСС, Института Марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, многочисленных Высших партийных школ, Военно-политической академии им. В.И.Ленина, и аппарата Главного политуправления СА и ВМФ.

Следовательно, и в нынешних условиях, как бы не развились средства производства при капитализме, возобновление строительства коммунизма на планете возможно не раньше, чем люди, сегодня называющие себя коммунистами, научно, т.е. внятно, доказательно и точно, ответят себе и людям наемного труда на вопрос, как строить коммунизм.

С чего следует начать это строительство? Когда можно будет считать его завершенным? Какой должна быть диаматика задач строительства КОММУНИЗМА? Этот разговор можно будет продолжить в следующем номере нашего журнала. Надеемся, что найдутся читатели, которые предложат своё доказательно изложенное решение этой жизненно важной проблемы мирового коммунистического движения.


В. ПОДГУЗОВ
Октябрь 2014
***

Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments