?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

https://wowavostok.livejournal.com/9671260.html



Этот день в истории: полвека назад, 16 марта 1968 года, солдаты роты «Чарли» 1-го батальона 20-го пехотного полка армии США вошли во вьетнамскую деревню Сонгми и полностью ее уничтожили. Без малейшего сопротивления было убито 504 мирных жителя. Многие были подвергнуты жестоким пыткам для развлечения доблестных американских военных, а женщины - групповым изнасилованиям. Оружия в деревне не было. Резня в Сонгми стала одним из символов вьетнамской войны. В США преступление сначала не признавали, потом заявили, что "дело житейское", сегодня тоже стараются об этом не вспоминать.

Корреспондент РИА Новости побывал в Сонгми и поговорил со свидетелями чудовищной бойни.

Карательная операция началась примерно в 5:30 утра. После артиллерийского обстрела солдаты роты «Чарли» высадились на десантных вертолетах на западной окраине деревни и сразу открыли огонь по крестьянам, работавшим на рисовых полях. Двигаясь по улице, бросали гранаты в окна и двери домов. Одних жителей убивали на месте, других сгоняли в помещения или на пустыри. И расстреливали там.

Пам Ти Туан 80 лет. Когда американцы атаковали деревню, ей было тридцать. Она до сих пор в деталях помнит произошедшее.

«Это невозможно забыть. Мне часто снится, как снова приходят солдаты, и тогда я кричу по ночам», — говорит она. Американцы ворвались в дом и всю семью — мать, отца, бабушку, двух братьев, сестру, саму Ти Туан и двух ее маленьких дочерей — вытолкали наружу.

«Вместе с остальными нас повели к канаве (неглубокому оросительному каналу для воды у рисовых полей. — Прим. ред.), с нами были наши соседи, несколько десятков человек, — вспоминает вьетнамка. — По дороге солдаты кричали, ругались, били нас прикладами и ногами, иногда стреляли. Людей выстроили по краю канала, заставили повернуться спиной, опуститься на колени и поднять руки. Мы не думали, что нас будут убивать. Мы же полностью им подчинились и не сопротивлялись! Но они открыли огонь. Убитые падали в воду один за другим».

Вместе с Ти Туан мы подходим к тому самому рву, где убили ее семью и соседей. «Я видела, как они застрелили моего отца. Я все еще это вижу! Его голова просто взорвалась. Я не могла в это поверить — его мозги были совершенно белыми. Все остальное было красным», — говорит она.

Пам Ти Туан на месте гибели ее семьи

Ти Туан, когда раздались выстрелы, схватила дочерей и прыгнула в канаву, притворившись мертвой. Кругом были убитые и раненые.

«Люди страшно кричали, не всех американцы смогли убить сразу. Раненых добивали. Я шептала дочерям, чтобы они не шевелились и молчали. В один момент мне показалось, что они умерли, так тихо они лежали. Это было ужасно! Я сама едва не закричала, когда подумала, что они мертвы. Если бы я закричала, меня бы тоже убили».

Вместе с детьми Ти Туан несколько часов лежала среди мертвецов, хотя американцы уже ушли. Боялась, что они вернутся. Всего в той канаве погибло около 70 человек.

«Она потом всю жизнь работала в деревне, — рассказывают соседи. — Никуда не выезжала, выращивала рис и овощи. Мастерила резные фигурки из дерева. Очень спокойная и приветливая, хотя пережила такое, от чего можно сойти с ума. Ей повезло. Она выжила тогда сама, выжили ее дети».

Еще один выживший в бойне — Фан Тхань Конг. В 1968-м ему было всего 11 лет. Через год фотография маленького испуганного мальчика облетела всю планету.

«Мама собирала нас в школу, когда мы услышали взрывы и выстрелы. Решили спрятаться. Отец заранее вырыл небольшую землянку, и мы хотели там переждать. Но солдаты нас нашли, заставили выйти», — говорит Тхань Конг.

Он вспоминает, что солдат было трое — двое белых и один чернокожий. «Белые целились в нас, курили и смеялись. А черный стрелял в коров и поджигал наш сарай. Потом они стали обсуждать, что делать с нами. Приказали нам вернуться в землянку. Когда мы спустились, они бросили к нам три гранаты и отбежали», — продолжает Тхань Конг.

«Думаю, мама все поняла. Она поняла, что они хотят нас убить именно так — гранатами, — рассказывает вьетнамец. — Поэтому она велела нам с сестрами и братом отойти в самую глубину землянки. А сама осталась у выхода. Ее разорвало на куски. Остальные тоже погибли. Выжил только я».

Погибших в землянке соседи и родственники обнаружили только через несколько часов. Тхань Конга они тоже приняли за мертвого и хотели похоронить.

«Я выглядел как корзина с мясом, весь в крови, никому в голову не пришло, что я жив», — говорит он.

В самый последний момент мальчик очнулся и чудом избежал того, чтобы быть похороненным заживо.

Причина невероятной жестокости американцев до сих пор непонятна. По одной из версий, в деревне мог находиться штаб партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — Вьетминя, или, на американский манер, Вьетконга. Незадолго до этого рота «Чарли» понесла потери: несколько солдат подорвались на минах. То есть месть. Но в деревне солдаты не обнаружили ни партизан, ни оружия. И «мстили» самым обычным крестьянам.

«Никаких партизан тут не было, — говорит Тхань Конг. — Дело совсем в другом. Американцы хотели, чтобы вьетнамцы на них работали. Был организован специальный лагерь неподалеку. А в Сонгми на американцев не желали работать. И это была акция устрашения: показать жителям других деревень, что их ждет».

Сонгми уничтожили целиком, ничего не осталось. Впоследствии деревню отстроили. Для правительства Вьетнама это было делом чести, и на месте деревянных хижин появились каменные дома. Единственное, что сохранилось от старой деревни, — это колодец. Американские солдаты туда сбрасывали трупы убитых, а возможно, и еще живых.

В Сонгми есть скромный мемориал и музей. Тхань Конг долго работал там смотрителем, пока год назад не вышел на пенсию. На стенах двух комнат музея жуткие фотографии — абсолютно мирные люди, крестьяне (это ясно видно по их одежде) со страшными ранениями и увечьями: простреленные головы, выпущенные наружу внутренности, искаженные болью лица. А рядом американские солдаты — смеются и поджигают дома.

Правда о преступлении вскрылась далеко не сразу. Вашингтон все отрицал.

Один из конгрессменов попробовал инициировать расследование, но Белый дом заявил: это «ложь и выдумки».

Все изменилось после публикации фотографий. Рональд Хэберли из батальона «Чарли» делал снимки во время бойни, но целый год их никому не показывал. Лишь в ноябре 1969 года он продал фотографии нескольким американским и европейским изданиям. Тогда и разразился грандиозный скандал.

В результате был осужден только один человек — лейтенант Уильям Келли. По особому распоряжению президента Ричарда Никсона наказание он отбывал дома. А через три года его и вовсе освободили.

В музее Тхань Конг указывает на портрет пулеметчика вертолета Лоуренса Колберна и говорит: «Хорошие американцы тоже есть». Колберн входил в экипаж наблюдательного вертолета OH-23, который случайно стал свидетелем бойни и прекратил ее: отсек карателей от мирных жителей, открыв предупредительный огонь.

«США не хотят вспоминать о том, что здесь произошло. Для них это позор. Конечно, они никак нам не помогают», — заключает Тхань Конг.

В Ханое встречаемся со старшим генерал-лейтенантом Нгуен Ван Ринем. Он ветеран вьетнамской войны, в прошлом — заместитель министра обороны, а сегодня — президент Ассоциации жертв «Агента Оранж»/диоксина.

Американцы применяли боевые химические вещества, заразив 14 процентов территории страны, отравив миллионы вьетнамцев. У отравленных дети рождались с уродующими мутациями.

«Очень многие преступления американской армии на территории Вьетнама до сих пор не раскрыты, — говорит генерал. — Масштабы настолько чудовищны, что узнать истину очень трудно. Сами же они никогда не признаются».

Действительно, если бы не случайные фотографии Хэберли, мир никогда не узнал бы о трагедии Сонгми и Белый дом до сих пор бы все уверенно отрицал.

А ведь во многих других местах, где действовали американские военные, фотографов не было.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Latest Month

Flag Counter
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel