sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Когда приходит война

https://sno-droppe.livejournal.com/20185.html

Прошло четыре года с начала событий на Донбассе и, вообщем-то, об этом уже написано-понаписано. Не думала, что когда-либо захочу написать о 2014.Личные переживания непросто описывать да и не всегда нужно.Сразу оговорюсь, не ищу сочувствия, соболезнований и сожалений. Пишу не для этого. Спустя четыре года, живя далеко от войны в довольно благополучной стране, услышав звуки сирен "Скорой" или полиции, внутри разливается волна холодного ужаса. Что это, почему это? Посттравматический синдром? Но ведь я лишь слегка пригубила эту войну. Что говорить о тех, кто не смог,не захотел уехать—пережил и до сих пор переживает этот кошмар?

Что побудило написать в таком случае? Вот эта цитата: "Обстрелы? Бандеровцы просто любят покупать билеты на поезд/самолёт, товары всякие и платить комунальные через интернет, ещё им нравится пользоваться услугами 3-4 мобильных операторов на выбор, поехать без визы в ЕС тоже для них важно. Потому и "убивают они детей Донбасса" - плохо конечно, но что ещё остается?"

Человек переписал расхожее клише для тупой массы, которую ведут на убой. Такого добра полно в интернете. Хороший человек, образованный и думающий. Написал не для того, чтобы оскорбить— вроде хотел пошутить,а меня задело до слёз. Нет, не обидело,просто вдруг нахлынули воспоминания о тех событиях. Мои личные чувства и впечатления, никак не претендующие на истину.

Хорошо, примем эту версию , как действительную правдивую причину кошмара, который разрушил жизни многих, живущих в нашем регионе и за его пределами. Пусть так. Сколько из нас готовы отдать свои жизни, жизни своих детей,близких, друзей, разрушить свои дома не в интеренете— в реальной действительности? Сколько из нас готовы лишить жизни других людей за ЭТО? Хотя, чужими жизнями распоряжаться легко— легко решать, наверное, кто не достоин жить. Где, когда и почему мы перестали быть людьми? Почему нас так лекго вести умирать в виртуальной реальности и в реальной действительности? И, главное, за что? И ведь умирают и убивают друг друга до сих пор, а конца кошмару не видно. Когда мы прозреем и поймём, что нас использовали: попросим прощения друг у друга и остановим войну? Хотя, можно ли простить, если твоих близкие погибли, неважно с какой стороны,и дом разрушен? Не знаю...

Не буду описывать события в городе в марте,митинги и всё прочее. Всем известно дальнейшее развитие. Страха не было, нам казалось, что договорятся и всё разрешится, работали в обычном режиме. А потом в апреле началось противостояние в Славянске и настоящая война. Только мы ещё не знали, что это она. Много моих клиентов имели дачи, бизнес в Славянске. Те, кто вырвался, рассказывали про обстрелы и весь тот ужас. Но нам, дончанам всё ещё не верилось. У одной моей клиентки была квартира в Донецке, я её сдавала. А сама женщина жила в Славянске с мамой. Её мама была давно парализована,требовался уход. Помню, как мы с ней созванивались и она рыдала в трубку, что стреляют постоянно, а ей ничего не остаётся, как быть с матерью в доме, потому что перетащить в подвал она её не могла. У меня волосы дыбом вставали от этого сюрреализма.

Помню, что меня поразил ещё один постоянный клиент, который много лет сдавал квартиру через мое агенство. Донецкий писатель-фантаст, который ушёл воевать добровольцем в Славянск. Чудаковатый интеллигент, как мне казалось совершенно не от мира сего, витавший в своих фантастических мирах. Пытавшийся слегка ухаживать за мной при случае и дарить свои книги, которые, я к своему стыду, даже не открыла. Фантастика не привлекала. Когда узнала, не могла поверить и написала смс: это правда?! Ответ был "да"...

Уже случилось 2 мая в Одессе, уже был бомбовый удар по Луганску и в небе над Донецком низко летали истребители. Было довольно жутко, а мы сидели на бульваре Пушкина, слушали гул самолётов и всё ещё надеялись. Захваченная обладминистрация рядом, а мы, идиоты, сидели и строили версии о том, что если будут бомбить обладминистрацию. Была весна, тепло, работали магазины и банки, люди сидели в кафе-ресторанах, хорошая погода, а в воздухе висело тревожное ожидание. Но всё ещё не верилось в плохое.

Я шила в ателье платье к своей свадьбе и были куплены билеты, чтобы лететь в Швецию в начале июня на роспись.

Двадцать шестого мая стали слышны выстрела и взрывы в районе аэропорта. Никого ни о чём не предупредив, не дал команду перекрыть подъезды к аэропорту(в городе тогда ещё была администрация мэра Лукьянченко), украинская авиация начала обстрел аэропорта, где засели ополченцы. Они захватили аэропорт, чтобы перекрыть воздушные пути для доставки военных и грузов в Донецк. Обстрел вёлся над частным сектором, который прилегал вплотную к аэропорту. Дончане знают. Люди, живущие в этом районе, снимали на видео процесс, не понимая, что это уже война. Те, кто захватили аэропорт, должны были знать, на что идут. Хотя, сомневаюсь. По всему, не знали. Но они взяли в руки оружие и это была их ответственность.

Обстрел аэропорта всколыхнул город. Никто толком не знал, что там происходило. А там была бойня. Повторюсь, дорогу никто не перекрыл. Это было позже. Правда, эвакуировали персонал аэропорта и супермаркета "Метро", прилегавший к аэропорту. Но люди спокойно ехали по своим делам, не подозревая, что попадут в эту заваруху. Так погиб сын друзей моей мамы. Он ехал на работу по этой дороге на своей машине, там и остался. Была расстреляна бригада "Скорой", которая ехала оказывать помощь раненым. Сколько там было жертв, до сих пор не озвучено, имею ввиду гражданских. Тела лежали на дороге на жаре 4 дня, потому что из-за обстрелов их невозможно было вывезти. Потом Лукьянченко договорился с украинскими военными и трупы смогли забрать.

Так уж получилось, что мне пришлось опознавать погибшего сына наших друзей. Вот тогда в морге, я окончательно поняла, что это война. Мы-никто, нас уже списали в потери и будут убивать. Паники не было, но помню до сих пор ощущение ледяного ужаса внутри. Оно не отпускало ни на минуту. Ощущение нереальности происходящего, когда идёшь по городу, а витрины бутиков и магазинов закрывают ДСП и мозг отказывается верить в реальность.

На свою свадьбу я летела из Киева по понятной причине: аэропорта, как такового,уже не было. Хотя, у украинских новостях рассказывали, что закрыт он временно и там только небольшие повреждения на взлётной полосе. В поезде на Киев моей соседкой по вагону была нотариус из Куйбышевского района. Ехала в столицу по своим делам и всю дорогу рассказывала, что в гаражном кооперативе на Петровке скрываются 12 тысяч чеченцев, готовых вступить в бой. Почему 12 000, почему чеченцев и как сюда доставили секретно такое количество вояк, она обьяснить толком не могла. Но точно знала.

И вот,возвратившись домой,ты уже сидишь утром 5 июля на летней террассе кафе, пьёшь кофе, и узнаёшь, что в город вошли ополченцы из Славянска. И отчётливо понимаешь, что надежды нет, совсем нет. По городу ходят уставшие, обветренные люди с оружием, кто в чём. Молодые и пожилые, абсолютно разношерстный народ, зачастую в резиновых шлёпках. Почему-то именно это и запомнилось. Люди, которые забыли о мирной жизни. Они не мешают,не вызывают страх, но чужеродны на улицах.

Случайно встречаю на Щорса писателя возле здания СБУ, там теперь блокпост. Иду мимо и не узнаЮ его в военной форме, он в машине с охраной, видимо. Прошёл слух, что стал заместителем Стрелкова. Выходит из машины, целует ручку и предлагает подвезти. Совершенно другой человек, другой взгляд. Сажусь в машину, по дороге перекидываемся парой фраз, довозят до моего офиса и прощаемся. Только потом понимаю, что я идиотка. Когда через время внезапно отключается мой телефон , а после заработал, но начинаются странные помехи. Ни я дозвониться не могу, ни ко мне. Приходится доставать старый и покупать новую симку. Что это было, могу только предполагать.

Теперь ты ложишься спать одетым с сумкой, в которой деньги и документы и боишься уснуть, прислушиваясь к периодическим выстрелам. Потому, что понимаешь, ты жив только по прихоти кого-то, кто решает, обстреливать город или пока подождать. Несколько раз в день звонит муж из Швеции и кричит в трубку, что надо немедленно уезжать. Я медлю, но понимаю, что он прав. Звоню маме в Артёмовск, своим родным в Первомайск Луг. обл(там тоже теперь стреляют)—принимаем решение ехать в Беларусь к моей тёте, которая нас ждёт. Пересидеть войну. Это ж ненадолго, может, на месяц. Потом вернёмся.

Иду в билетные кассы на б. Пушкина, там море народу, даже зайти невозможно. Люди пытаются уехать. Прошёл слух, что ж/д вокзал закроют, потому что район уже обстреливается и погибли люди на Привокзальном.

Вспоминаю, что есть ж/д кассы в Бизнес-центре, где ПУМБ на Маяковского. Иду туда, там всего-лишь несколько человек. Беру билет на 10 июля и начинаю собирать вещи. Понимаю, что взять надо необходимое, но не соображаю, что именно. Поэтому, кидаю, что попало. Зачем-то собираю книги и везу их в больницу Калинина на такси. Знаю, что там уже лежат раненые: мирные и ополченцы. Нахрена им книги, не задумываюсь. Но почему-то мне кажется, что это важно. Оставляю на проходной двум милым пожилым женщинам и молоденькому мальчику с автоматом. Они не знают, что делать с этими неподъёмными мешками, но благодарят.

В день отъезда закрываю двери квартиры,отдаю запасные ключи пожилой соседке. Обещает присматривать и поливать Игоря(любимый цикламен). Они с мужем не уезжают, категорически не хотят. Хотя, есть куда. На вокзале хаос, напомнило фильмы про эвакуацию в ВОВ. Сумки-сумки-сумки, несут старика в одеяле, плач, обьятия, прощания. Сажусь в ступоре в вагон, запихиваю сумки и стараюсь не рыдать. На украинской границе пограничники проверяют паспорта и досматривают вещи. Один невинный вопрос "как там у вас в Донецке, что правда из того, что нам рассказывают в новостях?" и слёзы текут водопадом. Стыдно, неловко, но остановить это невозможно. Бедные пограничники. Битком набитый поезд и сколько ещё таких со слезами.

Приезжаю в Гомель,забирают родственники. По дороге попадается праздничный щит к прошедшему Дню Победы с надписью "70 лет без войны". Удивляю сама себя—откуда в одном человеке столько слёз?

И всё, потекли дни ожидания на разрешение воссоединения с мужем и надежды на возвращение, которые не сбылись. Уехала в Швецию в начале 2015.

P.S. Прошу прощения у своего френда за использованный комментарий в качестве примера. Хочется верить, что мы всё же остались людьми среди вакханалии. Жаль, что нас мало, иначе не было бы всего этого.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments