sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Category:

Вся цивилизация пожирается существами, чьи потребительские аппетиты патологически безграничны

https://ss69100.livejournal.com/4021416.html



Л.И. Брежнев, если судить по его собственным словам, очень часто испытывал в жизни «чувство глубокого удовлетворения». И его нетрудно понять.

Он родился в нищей и голодной стране, а старость его шла в стране сытой и весёлой, «застольной». Вот он и испытывал «глубокое удовлетворение» где надо и где не надо…

Теоретики цивилизации явно недооценили такое важнейшее качество цивилизованного человека, как способность удовлетворятся нормой.

Вот мы ввели какую-то норму. Обсудили её, установили, закрепили. Вот я её получил. И я удовлетворён.

Я отхожу в сторону, чтобы дать насытится другим. Мои потребительские возможности очевидным образом ограничены самой природой.

Литр кефира в день мне – за глаза. Зачем мне цистерну кефира?! Каждый день?! Куда я её девать буду? То же самое касается хлеба, штанов, квадратных или круглых метров и т.п. Существует насыщаемость, рождающая удовлетворённость. Может ли цивилизация существовать без этого? Нет.

Хищная алчность не знает удовлетворения. Ей всегда мало. Продолжая аллегорию с кефиром – ей мало и литра, и даже цистерны. Ей хочется, чтобы в её поместье били кефирные фонтаны. Чтобы она могла купаться в кефирном озере, а потом превратить его в личное кефирное море. Но и тогда будет мало: ведь кроме морей, есть и океаны…


Хищная алчность ненасытна. Такого предела, при котором она добровольно отошла бы от источника благ, дав и другим им попользоваться – просто не существует.

Эта хищная алчность свойственная как агрессивному блоку НАТО, так и рыночным либералам внутри России. Они постоянно надеются использовать друг друга: либералы думают, что НАТО поможет их безграничному обогащению, а НАТО думает, что либералы помогут ему в безграничном разбое.

Конфликт между хищниками неизбежен, он заложен в самой природе хищничества, в исходном индивидуализме и нарциссизме хищника. Но, преследуя крупную добычу, хищники часто сбиваются в стаи…

Утрату способности к удовлетворению нормой я считаю психическим расстройством и называют «омниофагией»: это патологическое стремление к неразборчивому, всеобщему пожиранию всего, что вокруг. Поскольку омниофаги психически нездоровы, они не в состоянии поддерживать никакого, даже низкого уровня цивилизации. Всякое снижение является у них прологом к ещё более глубокому снижению.

Хищная алчность вовне и изнутри границ создаёт интернациональное сообщество «мальчишей-плохишей», которое, возможно, не осознаёт самоё себя, как единое целое, однако достаточно отчётливо фиксируется независимым наблюдением.

Главная отличительная черта сообщества – прогрессирующая ненормальность в самом буквальном смысле слова, слом всех и всяческих норм: норм потребления, норм сосуществования, морально-этических норм, законодательных, культурных и т.п.

Вся цивилизация пожирается существами, чьи потребительские аппетиты патологически безграничны.

Любой достигнутый уровень – повод не для удовлетворения, а для новой экспансии. Американцы это делают в погоне за «американской мечтой» - неограниченной суммой долларов, и наши, в общем-то, в погоне за той же мечтой, выраженной в тех же долларах.

+++

Безграничный аппетит – это не просто война. Это метафизика войны. Нельзя бесконечно расширяться, и при этом никого не стеснить. Нельзя украсть все деньги в стране – и надеяться, что откуда-то возьмутся деньги на пенсии, стипендии, зарплаты, амортизацию оборудования и т.п.

Не оставляя другим людям ничего – вы не оставляете им выбора: воевать с вами или смирится. Война из свободного выбора делается фатальной неизбежностью.

+++

Обделённый человек остро чувствует свою обделённость, и охотно вливается в любое «освободительное движение». Беда в том, что вливается только в роли погромщика и грабителя. Обделённый человек мечтает занять место того, кто его обделил, а в остальном всё оставить по-прежнему.

Но смена пегого волка серым, или серого пегим никак не меняет волчьих законов. Это делает освободительные движения «чёрного передела» бесперспективными для цивилизации. Ведь ставится задача только личной карьеры, личной мести и личного обогащения. Независимо от того, как она будет решена – в целом-то ничего в жизни не измениться. Вопросы преобразования мира сняты вопросами личного успеха и личного возмездия.

И здесь мы снова выходим к «проклятому» вопросу о психологии биологического локализма или инфинзма. Он же – основной вопрос социальной философии. Он же отвечает на вопрос – будет ли человечество жить лучше? Или лучше жить могут только отдельные его хищные представители, слопавшие конкурентов в борьбе за животное доминирование?

+++

Ценность в протесте есть только тогда, когда он предполагает конструктивное преобразование всего уклада жизни. Критическое отношение к действительности рождается из несоответствия реального идеальному. В голове у человека (и вначале только там) живут некие идеалы общественного устройства, которые расходятся с действительностью.

Если этого нет – то происходит перезагрузка той же самой системы с тяжёлыми и кровавыми, наполненными разрухой и бессмысленными потрясениями.

Если система не становится лучше – то она становится хуже. Революция, которая меняет помещика на кулака – ухудшает (и существенно) положение крестьянства. Это не то же самое в чистом виде. Это то же самое с отягчающими эффектами.

Какой бы несовершенной не была жизнь до насилий некролюции – после дегенаративного (локалистского) путча она всегда становится ещё хуже. Новые начальники – всегда агрессивнее и ненасытнее прежних (привыкших к власти), они больше упиваются своей властью, в более грубой форме её проявляют. К тому же примешивается момент мщения особи – виду.

Дорвавшийся до власти локалист мстит за свои унижения юности всему роду человеческому, а не только конкретным обидчикам «старого режима-прижима».

Преобразовательная энергия блага (благодать) существует только в вероучениях инфинного типа, адресующих мотивации человека Вечности и Бесконечности. Когда мы хотим обустроить всех и навсегда, а не только себя, и не только на ближайшие годы (а там хоть трава не расти!).

+++

Если заложенная в человеке бесконечность не раскрывается на весь род человеческий – то она (по закону сохранения всего-всего-всего) вырождается в бесконечность потребительского аппетита. Насыщения (удовлетворения) он не знает – как пожар, который, чем больше сожрал, тем больше разгорается. И это, думаю, глядя на наших пост-советских «олигархов» все уже поняли…

Потому их власть означает ужас без границ и временных рамок, постоянно нарастающий – как пожар, который некому тушить. Для локализма не существует никакой отдельной от его биологической особи планеты: он не успокоиться, пока не сожрёт её всю, после чего погибнет и сам – но паразитов такие вопросы никогда не волновали.

Поэтому ответ на вопрос – когда, на каких рубежах остановится экспансия НАТО – никогда и ни на каких. Эта организация вечной войны, и войну можно закончить, только покончив с этим альянсом. Фундаментально говоря – отказавшись от принципов личного бесконечного обогащения, лежащих в основе западной рыночной экономики, «американской мечты».

Ответ на вопрос – когда прекратиться вредительство наших внутренних ненасытных рыночных либералов – тоже никогда. В зависимости от обстоятельств они будут вредить больше или меньше, будут более откровенны или уйдут в подполье, но…

Попробуйте ответить на вопрос, когда крыса откажется от намерений воровать сыр или ветчину? Конечно, крысе не всегда удаётся, как локалистам в 1991 году, хапнуть сразу целое Эльдорадо для разграбления, удача для крыс переменчива. Но намерение украсть всё, что получится украсть – вполне стабильно. У него нет временных рамок.

Если низкоорганизованного человека, стоящего на низшей ступени духовного развития, от мародёрства сдерживает только страх – это значит, что любой враг извне для такого звероящера – союзник и шанс.

Если человек спит и видит, как продать Родину – то ему, в принципе, безразлично, кому именно её продавать. Тут ведь вопрос цены, а не покупателя! Кто заплатит больше – тому и продаст. Пока больше всех платят США – которые мировые деньги у себя бесконтрольно печатают.

Но это может измениться. Завтра, глядишь, юань вытеснит доллар… Неизменно иное: социальный дегенерат либерального типа, думающий только о себе, только о том, как сбежать с деньгами – всегда готов продаваться. Скольких он обездолит или убьёт ради заветного чемоданчика с долларами, какие исторические и геополитические последствия будет иметь его «кидалово» земляков - ему не важно. Важен только чемоданчик, и вся линия поведения строиться вокруг жажды обладания таким чемоданчиком.

+++

Кратко подводя итоги: есть представления о Норме. Они живут в уме (сперва только в уме, практика отражает состояние ума).

Если они повреждены, то наступает (как сегодня в мире) эпоха прогрессирующей ненормальности, безумие омниофагии (всепожирания). С чем это сравнить? Можно с армией, каждый солдат в которой мечтает продать патроны противнику, и кому бы ни достался в руки арсенал – он будет продан. Можно с кораблём в океане, от которого каждый матрос на своей палубе отрывает доступный ему кусок, не думая ни о чём, кроме как оторвать побольше…

А в общем – и сравнивать ни с чем не нужно, потому что это, без всяких сравнений, рыночный глобализм сегодня. Никакие аллегории не нужны в этой планетарной оргии хищничества, в которой чемоданчик с долларами кажется орудием убийства длинной цепочки своих владельцев: каждый из них делает всё, чтобы убить предыдущего…

Если человек неспособен сформулировать нормы поведения, если он не способен остановить азарт захвата, сказав – «мне достаточно, пусть и другим что-то останется» - тогда историю такого человека можно считать оконченной.

Не по Фукуяме. По жизни.

А. Леонидов
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments