sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Category:

А завтра была война…

https://deadman-alive.livejournal.com/905253.html



Возвращаясь к вопросу о # донбасснетаквстал, который был косвенно поднят ранее. И не по моей инициативе, сами понимаете. Для осознания всей сложности и неоднозначности происходивших тогда процессов нужно неизбежно возвращаться назад, в то время.
Трижды подчеркну - всё нижеизложенное – не есть утверждение, а всего лишь приглашение к обсуждению, к диалогу.

Начнём с наиболее часто задаваемого вопроса – а какой регион был «более русским» - Донбасс или Крым? Вопрос сей провокационен и омерзителен уже в сути своей, ибо изначально делит людей на сорта. В ответ на него хочется задать очень неудобный встречный вопрос о почти пяти годах под обстрелами и в блокаде. - Какие бы внутренние процессы в Крыму могли бы быть вызваны подобным стечением обстоятельств? Когда происходит не «монтаж» (было / и вдруг сразу стало), а бесконечная кровавая тягомотина? Что бы они вскрыли из достаточно нелицеприятного, о чём приверженцы # недостаточнойрусскостиДонбасса предпочитают просто не думать? И какова была бы тогда разница между Донбассом и Крымом?
- Позволю предположить – никакой. Картинка была бы примерно той же, что и у нас сейчас. Только, не строился бы Мост, не тянулось бы по дну Пролива электроснабжение с Материка и т.д… То есть, условия выживания для крымчан в полунепризнанном донбасском состоянии (допустим, что при плохом варианте развития событий они бы его всё же добились бы) были бы куда сложнее, нежели на Донбассе. Что неизбежно вскрыло бы свой пласт внутренних противоречий, которому проявиться просто не дали. И, слава Богу…

Невзирая на то, что Донбасс был насильно отнесён к Украине почти сто лет назад, население его никогда не считало этот регион украинским. При этом, данные переписи населения СССР 1989-го года гласят: украинцев в Донецкой области было 26934321 (50,71 процента), а русских – 2316091 (43,60 процента). Этническая принадлежность в этом плане не решает ничего. Мы понимали, что в корне отличаемся от остальной Украины. Но, считал ли себя Донбасс российским? Русским – возможно, российским – вряд ли. Ибо, притерпелись уже жить в чуждой нам стране, давным–давно попав в трещину между мирами. – Украина нам чужда, а России до нас просто нет дела. Значит – сами по себе. В этом плане примечательна «заборная наглядная агитация» последних предвоенных лет. В Крыму надписи «Крым – Россия» были везде. А вот у нас такого практически не было. Писать на заборах – дело нехитрое, а вот как реализовывать подобные желания на практике? Ибо бытует у нас стародавнее правило – желание актуально лишь тогда, когда есть способы его реализации. Увы, мы – практики и прагматики.
Создай здесь тысячу подпольных пророссийских кружков, испиши мы все стены лозунгами, это что-то изменило бы? Дало бы повод России объявить Донбасс исконно русским регионом и поддержать его выбор? – Весьма сомнительное утверждение.

Кроме того, любые намёки на создание «русских клубов» и т.д. на Донбассе душились. И олигархами, и СБУ. Тихо и эффективно. Перед тем как «записывать нас в хохлы», давайте вспомним протесты 2004-го года. Которые были совсем не за Януковича, а демонстрировали цивилизационный выбор. И чем они кончились в плане признания нашей «русскости»?
А теперь сравним их с 2014-м. Что это – прокол России? Которая, опять же, «недодала» в этот раз пропаганды? А каким образом её было организовывать, скажите на милость? Кроме того, а велика ли цена цивилизационного выбора, сделанного именно под влиянием пропаганды, а не на основе неких нерушимых внутренних ценностей? Ведь известно, что на любую пропаганду рано или поздно найдётся контрпропаганда куда более мощная. События 2014-го послужили именно сепаратором, отделившим зёрна от плевел. Где критерием было то самое состояние души. Которое, если кому угодно, можно назвать «русскостью». Я же штампов не люблю…
Что же до тех, кто в 2004-м был против «оранжевых» с их «евроинтеграцией», а в 2014-м истово заскакал… - Это всё проявление и выявление именно украинства. Его основных маркеров – хатаскрайничества и базирующегося на нём же истового желания, чтобы окружающий мирок не менялся. Проявления, которые всплыли именно в критической ситуации. Когда дело дошло именно до конкретного выбора, а не размахивания флажками и обсуждений в Интернете и на кухнях, как в 2004-м. Вот почему не стоит перекладывать ситуацию целиком на голову Донбасса, обвиняя его в несостоятельности идей и «отсутствии должной степени русскости».

Но отсутствие единой программы, в конечном счёте, и привело к тому, что народные протесты здесь в 2014-м оказались достаточно хаотичными и слабо скоординированными. С одной стороны, люди высказали своё несогласие с произошедшим в Киеве, выраженное в полном неприятии новой украинской идеологии и вопросом о возможности дальнейшего совместного сосуществования вообще. Наряду с этим, не было здесь единой идеологии и, что самое главное, отсутствовала постановка задачи. Разброс вариантов был от восстановления СССР до немедленного вхождения в состав России. Причём, второй пункт для одних носил именно русский цивилизационный смысл, а для других был просто «зонтиком», укрытием от надвигающейся войны. Каждый воспринимал происходящее в меру собственного понимания. Зачем далеко ходить, ведь даже ЛНР и ДНР образованы не в один день. Что говорит о хаотичности происходящего, в определённой степени вопиющего: власть мы взяли, а дальше? Действительно, перефразируя Экзюпери, можно сказать: «Большая королевская печать у нас в руках. Но не орехи же ей колоть»?

Главным было одно – невозможность дальнейшего сосуществования с Украиной именно по морально–этическим причинам. Формы же были размыты и туманны и не имели реализационной конкретики. И каждый трактовал их по–своему.

Расшифруем настроения того периода. Для начала, подчеркнув, что многие до последнего момента не верили в войну даже после «коктейлей» на майдане. По старой доброй привычке образца 2004-го года полагая, что выражением недовольства с нашей стороны всё и кончится. А потом в очередной раз устаканится и вернётся к мирной жизни. Уроки майдана 2004 сыграли в этом случае роль губительно–усыпляющую. Переубеждать было бессмысленно, просто не понимали. Дескать, отвоюем себе сейчас «права», и всё тут… А на вопрос – а что вы отвоевали в 2004-м, когда не было показательных ритуальных убийств, ответить не могли. В какой-то мере это было «антимайданом» - за всё хорошее против всего плохого, только с нашей точки зрения.

Как было бесполезно убеждать и тех, кто уверовал в «крымский сценарий» на Донбассе. Вопрос, а на каком, собственно говоря, основании это должно произойти, находил один лишь очень эфемерный ответ – «мы же русские»! То есть, хорошие. А хороший человек, как известно, не профессия… Кстати, мои немногочисленные знакомые, придерживавшиеся этой теории, сейчас истово клянут себя за недальновидность. Но на второй вопрос – а, зная всё заранее, поступили бы вы иначе, однозначно говорят – нет!

Что о делах внутренних. Если обобщать, многие были не готовы именно к войне. Или, если выражаться более точно – к войне такой циничной и беспринципной. Которая ведётся, по большому счёту, против мирного населения, а не против армии. И когда уже конкретно «полетело» с украинской стороны, многие полагали, оставляя свои дома, что «это на три–четыре месяца». Вот самой сути происходящего, того что эта война – минимум на десятилетие, не хотели именно принять и признать многие. Потому что люди были морально не подготовлены к войне такого типа, когда армия борется не с армией, а в первую очередь уничтожает мирное население. Увы, двадцать три года после развала Союза не прошли даром. И злодеяния германских нацистов (именно благодаря последующей обработке) стали понятием относительно абстрактным.
По-разному было… Кто-то уезжал ради спасения собственной жизни. Кто-то – ради того, чтобы просто прокормить семью. – Не будем их судить. – Господь рассудит.

Что до тех, кто развернул своё мнение (по сравнению с 2004-м) на сто восемьдесят градусов и показательно люто возненавидел Россию. Были и такие. В чём же дело? – А дело в том, что крымские события стали угрозой для их личного устоявшегося мирка (как и было сказано выше). Который нельзя трогать любой ценой. Вот почему Россия и стала для них таким показательным врагом.

Словом, было всё. Но, если возвращаться к первоначальному тезису, если бы Россия не помогла Крыму вернуться на Родину, хоть какой-то из вышеперечисленных аспектов не имел бы место быть? Не было бы крови, смерти, беспредела и отжимов? Причём, уверен, огромная масса беспредельщины (в той мутной воде) осуществлялась у нас именно проукраинскими силами ради дискредитации восставших. Почему вдруг отдельно взятые взрослые мужики, отслужившие срочную в Советской Армии, вдруг так забоялись людей с оружием?
Естественно, грош цена тем «мужикам», но… – Ведь не зря Коломойский (который в последнее время что-то очень разговорился) заявил, что Ахметов хотел возглавить протестное движение на Донбассе, а потом слить его. И эти «мероприятия» мы наблюдали воочию. Включая череду сотрудников подконтрольного ему банка «ПУМБ» вдоль одной из главных магистралей Донецка с плакатами «за едыну украину»? А как там промывались мозги клеркам, единственным средством для существования которых были именно «родной» банк и «едына украина» соответственно?
Почему этого не было в Крыму? – Да только потому, что свыше не было допущено…
На корню.

Подводя итог.
Донбасс (пусть он и был менее «российским» регионом, как утверждают некоторые) прошёл свой тяжелый и кровавый путь самоидентификации от «А» до «Я». То, от чего Крым просто спасли. Давайте говорить честно. И на своём пути Донбасс доказал свое право на ту «русскость», в отсутствии которой его принято упрекать. Ведь «русский» – не пятая графа в советском паспорте, а система мировоззрения.
Что доказано на практике.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments