sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Categories:

А.М. Буровский о холокостном мифе

https://ss69100.livejournal.com/4577572.html



Табуизация методов

Скажем, немецкий инженер Гермар Рудольф усомнился в том, что в помещении Освенцима, представляемом как газовая камера, могли убивать людей.

Этот человек не делал никаких политических выводов, он усомнился в том, что именно это помещение по своим техническим характеристикам могло быть использовано для отравления газом, — и только.

Инженер был осужден на 18 месяцев лишения свободы!{157}. Он усомнился только в одной из деталей официального мифа, но этого было достаточно.

Так же запрещено сомневаться в том, что из жира убитых газом евреев делали мыло, их кожу пускали на абажуры, а женскими волосами набивали матрацы.

Правда, и еврейский ученый Ехуда Бауэр, профессор в Еврейском университете, утверждает: «Технические возможности для переработки человеческого жира в мыло не были известны в то время.

Узники лагерей могли поверить в любую историю ужасов, и нацистов это вполне устраивало. Нацисты сделали достаточно ужасных дел в войну, нам ни к чему верить в сказки». Он подданный не ФРГ, а Израиля; в Израиле нет закона, карающего за попытку самостоятельно думать и за умение считать.


Табуизация цифр

Цифра «6 миллионов. Откуда цифра?

Впервые ее назвали… еще в 1943 году, и назвал ее еврей Рафаэль Лемкин в книге «Axis Rule in Occupied Europe» («Правление нацистов в Европе»), напечатанной в Нью-Йорке. Кстати, этот самый Лемкин позже составил конвенцию ООН о геноциде, согласно которой «расизм» предписывалось сделать противозаконным.

Сионист Наум Гольдман, впоследствии президент Еврейского конгресса, в 1942 году в Нью-Йорке заявил, что из 8 миллионов евреев Европы осталось в живых не больше 2 или 3 миллионов. Источников своей невероятной осведомленности он не назвал…

Из военнопленных цифру «6 миллионов» назвал шеф гестапо в Братиславе Дитер Вислицени. Чехи пытали его так страшно, что об этом не хочется рассказывать. Недавний собутыльник сионистов, Вислицени дал «правдивые показания», назвав цифру и рассказав, каким страшным типом был четвертый собутыльник в их компании, Эйхман.

Курт Герштейн утверждал, что он антифашист, сумевший проникнуть в СС; на допросе французскому офицеру Рэймонду Картьеру он назвал другую цифру: «не менее сорока миллионов».

В его первом меморандуме от 26 апреля 1945 года он снизил цифру до двадцати пяти миллионов, но даже эта оценка была слишком невообразимой для французов. В его втором меморандуме, который он подписал в Роттвайле 4 мая 1945 года, он снизил цифру до шести миллионов, которую впоследствии и стали использовать на Нюрнбергском процессе.

Кстати, Герштейн был осужден в 1936 году за посылку аморальных материалов по почте — деталь маленькая, но о многом говорящая. После того как он написал свои меморандумы, было объявлено, что он повесился в камере тюрьмы Шерше Миди в Париже.

Меморандумы Герштейна содержат совершенно фантастические сведения не только о числе уничтоженных: например, о приезде Гитлера в концлагеря Польши в июне 1942 года, хотя известно — Гитлер никогда в эти лагеря не приезжал. Эта фантастика не помешала союзникам использовать такие «показания».

Лорд Рассел из Ливерпуля в книге «Владычество свастики» (London, 1954), утверждает, что не «меньше чем пять миллионов евреев умерло в немецких концлагерях». Впрочем, он признает, «точное число никогда не будет известно». Но тогда — почему именно пять?

М. Перлцвей, делегат от Нью-Йорка на Всемирном Еврейском Съезде, заявил: «Это факт, что семь миллионов евреев потеряли жизни благодаря жестокому антисемитизму».{159}

Чтобы обосновать такие цифры, Сидней Олдерман в своей обвинительной речи на Нюрнбергском процессе 20 ноября 1945 года заявил, что в Европе, оккупированной немцами, проживало 9,6 млн евреев. Еще больше раздутая цифра, 9,8 млн, была приведена на процессе Эйхмана профессором Шаломом Бароном. Будь это правда и погибни из них 6 миллионов, — и правда «из трех европейских евреев» были бы убиты два. Но это неправда.

Согласно данным самих нацистов — статиста Гиммлера, доктора Ричарда Корхерра, — под властью нацистов оказалось 5,55 миллиона евреев — это в то время, когда территория, оккупированная Германией, была наибольшей.

А согласно Мировому Центру Современной Еврейской Документации, это число составляет 4,5 миллиона. Еврейский источник называет меньшую цифру, чем нацистский!

Согласно Энциклопедии Чеймберс, число евреев, проживающих во всей Европе в 1937 году, составляло шесть с половиной миллионов. При этом Baseler Nachrichten, нейтральная швейцарская газета, используя еврейские статистические данные, установила, что между 1933 и 1945 годами полтора миллиона евреев эмигрировали в США, Англию, Швецию, Испанию, Португалию, Австралию, Палестину и даже Китай и Индию. Это подтверждает еврейский журналист Бруно Блау, который приводит то же самое число в Нью-Йоркской еврейской газете «Ауфбау» от 13 августа 1948 года.

В нейтральных странах Европы (Португалии, Испании, Швеции, Швейцарии, Ирландии, Турции и Гибралтаре) и в Британии, территория которой никогда не была оккупирована, согласно Мировому Альманаху за 1942 г., число евреев составляло 413 тысяч{160}. Большинство из них — недавние переселенцы.

Из 600 тысяч немецких евреев 400 тысяч эмигрировали из Германии перед сентябрем 1939 года, когда началась война. Это также подтверждается в публикации Всемирного Еврейского Конгресса «Единство в Диаспоре», в которой говорится: «Большинству немецких евреев удалось выехать из Германии до начала войны» (но все они посчитаны по принципу: «В 1933 году жили в Германии? Значит, убиты!»).

Тогда же выехало 480 тысяч из Австрии и Чехословакии, что составляло почти все еврейское население тех стран. Это было сделано через Управление Еврейской Эмиграции в Берлине, Вене и Праге, установленное Эйхманом, главой Еврейского Отдела Расследований в Гестапо.

Уже после сентября 1939 года Институт Еврейской Эмиграции в Праге помог 260 тысяч евреев эмигрировать из Чехословакии. Немцы настолько хотели поскорее завершить эту эмиграцию, что Эйхман даже организовал в Австрии центр по подготовке эмигрантов в Палестину, где молодые евреи изучали методы ведения сельского хозяйства, чтобы подготовить себя к новой жизни. Но и они считаются умершими в газовых камерах: до войны они были? После войны их нет! До обеда коньяк был? С вас три рубля!

После сентября 1939 года в Германии, Австрии и Чехословакии оставалось только 360 тысяч евреев. Убить большее количество нацисты не могли чисто физически.

Судьба западных и восточных евреев и во время войны сложилась по-разному. На востоке Европы, не
говоря ни о чем другом, евреев раза в два больше. В одной Польше в 1937 году проживало порядка 3 миллионов евреев, но около полумиллиона евреев эмигрировало из Польши до 1939 года — в том числе и из-за страха перед Гитлером. А в начале войны началось массовое бегство евреев в районы, оккупированные Советским Союзом. Число этих еврейских переселенцев в Советский Союз называют от около полутора миллионов (Райтлингер) до двух миллионов двухсот тысяч (Ф. Фостер).

Число евреев, оставшихся в Польше под нацистами, составляло от миллиона до двух миллионов человек.

Глава Берлинского института исследований антисемитизма В. Бенц посчитал, что в Третьем рейхе было уничтожено от 5,29 до 6,01 миллиона евреев, и написал об этом в книге «Измерение смерти народа»{161}. Немецкий ученый Гермар Рудольф поймал Бенца ни много ни мало на 533 подтасовках фактов. Достаточно сказать, что Бенц считал погибшим всякого еврея, который после войны не возвратился на прежнее место жительства.

Беда в том, что книга Бенца вышла большим тиражом, а Рудольф исполнил свой долг ученого и написал небольшую статью, включенную в книгу другого ученого, Гаусса.{162}

Число евреев, которые находились на территории СССР к 21 июня 1941 года и не успели бежать перед нашествием, определяется тоже по-разному, но цифры колеблются между одним и полутора миллионами.

Таким образом, общее число евреев на территориях, оккупированных Германией, можно определить только примерно и в очень большом диапазоне — от двух до трех или трех с половиной миллионов.

Сколько из этих (примем большую цифру) трех миллионов евреев, находившихся в Европе, остались в живых после окончания войны? Это ключевой вопрос в легенде о массовом истреблении.

Известно, что в лагерях на территории собственно Германии в 1945 году находилось 200 тысяч евреев. Треть из них выехала в США, две трети — в Палестину, а 20 тысяч остались в Германии.

Число переживших войну польских евреев подсчитать труднее, потому что довольно большое количество евреев (особенно родом из Западной Белоруссии и Западной Украины) осталось в СССР в тех местах, куда они были эвакуированы во время войны. К тому же после войны Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав СССР, и даже если эти евреи вернулись домой, они все равно остались в СССР и перестали быть «поляками».

«Еврейский Объединенный Комитет Распределения для Нюрнбергского трибунала указал, что на 1945 г. в Польше оставалось только 80 тыс. евреев. Они также заявили, что в Германии и Австрии не было перемещенных польских евреев, что весьма противоречило, мягко говоря, тому факту, что много польских евреев арестовывалось американскими и английскими оккупационными власти за спекуляцию.

А когда коммунистический режим в Польше оказался не в состоянии предотвратить большой погром в Килце (4 июля 1946 г.), то более чем 150 тыс. польских евреев бежали в западную зону оккупации. Их появление вызвало значительное замешательство в правительственных кругах оккупационных держав, и, чтобы избежать огласки, эмиграция этих евреев в США и Палестину была осуществлена в рекордные сроки. После этого число польских евреев, переживших немецкую оккупацию, было значительно «пересмотрено», и в Американском Еврейском Ежегоднике за 1948–1949 гг. указывается число 390 тыс., что представляет значительный скачок от более ранней цифры 80 тыс. Очень может быть, что и это число будет увеличено».{163}

Число евреев в Польше 1945 года оценивают очень по-разному — от шестисот тысяч до полутора миллионов. Во всяком случае, за первые двадцать лет послевоенной польской независимости четыреста тысяч выехали на Запад до 1965 года. После 1968 года, когда Гомулка фактически изгнал евреев из Польши, примерно пятьсот тысяч евреев покинули родину. Часть из них оказалась в Палестине, все, кто только мог, — в США.

Из Румынии в 1960–1970 годы выехало в Израиль до четырехсот тысяч евреев, а столько же бежало на Запад, в Германию и в США.

Еврейская эмиграция из Венгрии составила в те же годы триста или четыреста тысяч человек.

В Болгарии до 1970-х годов проживало порядка четырехсот тысяч евреев (в этой стране, кстати, истребления евреев вообще не было). Потом часть этих евреев выехала в США или в страны Западной Европы, небольшая часть — в Палестину.

Кроме того, в послевоенные годы во всех странах Восточной Европы ассимиляция евреев шла еще большими темпами, чем раньше. «Исчезновение» евреев из Польши, уменьшение их численности в Болгарии объясняется, среди прочего, и этим. Ведь дети от смешанных браков, как правило, осознают себе уже не евреями.

Может, лучше посчитать потери, полагаясь на цифры убитых, приведенные самими нацистами? Но и эти данные ненадежны.

Только один пример — лагерь Дахау, где, как сначала считалось, погибло 238 тысяч евреев, пока в 1962 году епископ Мюнхена Нойхаусселер не сказал в речи на церемонии в Дахау, что из 200 тысяч интернированных в этом лагере только около 30 тысяч умерло. Впоследствии цифра была еще уменьшена.

Можно ли вообще верить официальным данным? Похоже, что нет.

Данные, сообщенные самими жертвами? Согласно Еврейскому Совместному Комитету Распределения, число евреев, требующих компенсации как «жертвы фашизма», с 1945 года постоянно возрастало, и за десять лет, с 1955 по 1965 год, выросло в три раза, достигнув цифры 3,375 миллиона! (Aufbau, 30 июнь 1965 г.) Подождем, пока число жертв, собственноручно задушенных Гитлером, возрастет до 35 миллионов?

Разобраться в цифрах эмиграции и иммиграции, депортаций, смертностей, переселений, показаниях и опровержениях — невероятно сложная задача. Приведу несколько оценок отдельных экспертов и целых организаций.

Еврейский эксперт Райтлингер предлагает новую цифру — 4 192 200 «пропавших евреев», из которых, по его оценкам, треть умерла от естественных причин. Тут можно считать «только» число убитых — 2 796 000, можно считать нацизм ответственным за смерти всех этих людей (ведь смертность от болезней и от старости тоже была во время войны, тем более в гетто повышенной).

Профессор Рассиньер приходит к выводу, что число евреев, погибших во Вторую мировую войну, не могло превышать 1,2 млн, и он указывает, что близкая цифра была впоследствии принята Мировым Центром Современной Еврейской Документации в Париже.

Анализ, проведенный швейцарской газетой Baseler Nachrichten и профессором Рассиньером, показывает, что это было бы просто невозможно, чтобы число евреев, погибших во Вторую мировую войну, превысило полтора миллиона.

Согласно данным Мирового Центра Современной Еврейской Документации в Париже, только 1,485 млн евреев погибли от всех причин включительно, и хотя эта цифра, скорее всего, выше реальной, она и близко не подходит к тем шести миллионам.

По оценкам еврейского статиста Хильберга, погибло 897 тысяч евреев.

Швейцарская статистика Красного Креста о погибших в войну заключила, что «число жертв преследований в результате расовой и идеологической политики между 1939 и 1945 годами не превышает 300 тысяч, не все из которых были евреи».

Как видно, по существующим «статистическим данным, особенно по тем, которые относятся к эмиграции, можно показать, что число евреев, погибших в войну, составляет только очень малую часть от тех «шести миллионов».{164}

Тут ведь еще один фактор… Несомненно, ведение боевых действий и вызванные этим причины (голод, болезни, стресс, бомбежки) привели к гибели миллионы людей во всех воюющих странах. 700 тысяч мирных жителей погибло при блокаде Ленинграда, около трех миллионов мирных жителей — немцев погибло от союзнических бомбардировок и в результате крайне жестокого изгнания немцев из Пруссии, Западной Польши, Судетской области в Чехии.

Возникает естественный вопрос: в каком качестве учитывать число евреев, погибших в Кельне под бомбежками союзной администрации? Или умерших от голода в Ленинграде в 1942 году?

Любимое объяснение, почему именно о евреях надо говорить особо, — только они погибли «как евреи». Но ведь множество евреев погибло вовсе не «как евреи», а как жители своих стран и городов и как солдаты своих армий. Французские, британские, американские солдаты и офицеры еврейского происхождения, погибшие с оружием в руках, не были уничтожены согласно расовым законам!

Кроме того, судьба евреев — жертв геноцида не исключительна: так же точно истребляли нацисты цыган, а в СССР так же истреблялись и немцы, и в те же самые годы. Бомбардировки союзников унесли жизни 3 миллионов немцев — все они были убиты именно «как немцы», в порядке «возмездия».

В 1940-е годы союзники нуждались во впечатляющих цифрах и фактах, они охотно поддержали бы и цифру «сорок миллионов убитых», будь она хоть чуть-чуть правдоподобной. С тех пор «официальные оценки» евреев, погибших в войну, все время потихоньку снижаются.

Как фальсифицировались данные?

В ходе Второй мировой войны совершены были чудовищные преступления. В числе всего прочего совершались они и союзниками против немцев. «Доказать» любой ценой, что немцы негодяи и преступники, было для них способом самооправдания. Бомбардировки английского города Ковентри «проклятыми тевтонами» унесли жизни 30 тысяч человек. Бомбежки немецких городов союзной авиацией унесли жизни трех миллионов человек.

Как выглядели бы англосаксы, если бы нелицеприятный суд стал бы задавать им неудобные вопросы? Например, о том, насколько необходимо было бомбить жилые кварталы Дрездена, Кельна, Гамбурга, Лейпцига, Берлина, даже не пытаясь разрушить находившиеся в них промышленные и военные объекты?

Англосаксы рисковали предстать перед миром не в облике благородных спасителей человечества, а в роли грязных убийц, мстящих за Ковентри по вонючим законам времен Великого переселения народов и поедания человечины. Чтобы избежать таких ужасов, англосаксы остро нуждались в демонизации нацистов, а по возможности и всего немецкого народа.

В Первую мировую войну английская пропаганда обвиняла немцев в поедании (!) бельгийских детей, а также, что они якобы подбрасывали детей в воздух и пронзали их штыками. В дополнение к тому англичане писали, что у немцев была целая фабрика, в которой они добывали глицерин и другие вещества из трупов убитых. После войны глава Министерства иностранных дел Великобритании принес извинения — мол, это было сделано в целях военной пропаганды.

Но после Второй мировой войны извинений принесено не было, более того, вместо того чтобы утихать с годами, пропаганда о жестокости нацистов скорее интенсифицируется. Такого рода информация необходима союзникам, и если бы даже никогда не было Холокоста — поистине, его необходимо было выдумать!

В 1945–1946 годах зафиксировано множество случаев, когда военнослужащие Вермахта, особенно офицеры СС, подвергались пыткам, чтобы выжать из них «признания», которые бы поддержали легенды о массовом истреблении евреев.

Американский сенатор Джосеф Маккартни в заявлении, сделанном 20 мая 1949 года, обратил внимание американской прессы на следующие случаи применения пыток, чтобы выбить «признания». Офицеры дивизии СС «Лейбштандарте Адольф Гитлер» избивались кнутами до такой степени, что они были все в крови, после чего им наступали на половые органы, пока они лежали на полу. Допрашиваемых подвешивали и избивали до тех пор, пока они не подписывали «признания».

Генерала СС Освальда Пола били и обмазывали лицо нечистотами, пока он не подписал то, чего от него требовали. На основании таких «признаний», выбитых из генерала Зеппа Дитриха и Йоахима Пайпера, дивизия «Лейбштандарте» была осуждена как «криминальная организация», хоть она была нормальной фронтовой дивизией.

«Я слышал и даже видел документальные доказательства того, что с пленными плохо обращались, избивали и пытали такими методами, которые могут придумать только извращенцы, — писал Маккартни. — Пленных подвергали таким мерам воздействия, как импровизированные приговоры и казни, которые отменялись в последний момент. Им говорили, что у членов их семей изымут карточки на питание или даже передадут их в советскую зону. Все это проводилось с одобрения прокурора для того, чтобы обеспечить психологическую атмосферу, рассчитанную на выбивание «признаний». Позволив себе такие действия, США дают повод остальному миру нас критиковать и сомневаться в наших мотивах и нашей морали».

Такие методы имели место также на процессах во Франкфурте и в Дахау, и значительное число немцев были осуждены только на основании их «признаний». Знаменитый сталинский прокурор Вышинский считал собственное признание «царицей всех доказательств». Но как видите, не только «сталинским соколам» свойственна такого рода практика.

Американский судья Эдвард Ван Роден, один из трех членов Армейской Комиссии Симпсона, которая расследовала методы дознания на судах в Дахау, рассказал о методах, которые использовались, чтобы выбить «признания». Репортаж об этом был напечатан в газете Washington Daily News 9 января 1949 года, а также в английской газете Sunday Pictorial 23 января 1949 года. Среди описанных методов были пытки горящими спичками, запихивание иголок под ногти, одиночное заключение на полуголодном содержании, а избивали «преступников» так, что выбивали зубы и ломали челюсти.

Согласно Ван Родену, 137 «обвиняемым» были нанесены удары в пах такой силы, что атрофировались половые органы. Это была стандартная процедура у американских «следователей», некоторые из которых впоследствии стали прокурорами — подполковник Буртон Эллис, глава комитета по военным преступлениям, и его ассистенты капитан Рафаэль Шумакер, лейтенант Роберт Бирн, лейтенант Уиль Перл, майор Моррис Элловиц, Харри Тон и майор Киршбаум. Советчиком по юридическим вопросам был полковник А. Розенфельд.

Уже по фамилиям этих людей читатель может видеть, что у большинства из этих людей было «предвзятое мнение о процессе», согласно выражению судьи Венестурма, т. е. они были евреи и не должны были вовлекаться в эти расследования.

Показания, которые давали бывшие немецкие офицеры, такие, как Хесс, Хеттль, Вислицени, Хелльригель и другие, совершенно неправдоподобны и часто кажутся попросту издевательством. В материалах НКВД есть показания некого одесского грузчика, обвиненного в шпионаже в пользу нескольких иностранных государств, в том числе Греции… По словам грузчика, собранные им шпионские данные увозил под своей черной повязкой кривой на один глаз греческий резидент Филипп Македонский.

Ну, а немецкие офицеры рассказывали, например, о расстреле ста евреев в Минском гетто, как при этом присутствовал Гиммлер и как он выблевал тут же на землю. Всем известно, что Гиммлер никак не мог находиться в тот день в Минске, т. к. он был на конференции в Житомире. Это обстоятельство отмечено во многих книгах — например, в книге К. Фовинкеля «Вермахт в войне».

Более того, в апреле 1959 г. один из «свидетелей» в Нюрнберге Бах-Зелевски публично отказался в западно-германском суде от своих показаний, сделанных в Нюрнберге. По его словам, эти показания не имели ничего общего с фактами и что он их сделал ради того, чтобы сохранить свою жизнь. На эту историю опустилось «благоразумное замалчивание», и до сих пор выходят книги, распространяющие миф о том, как Гиммлер чуть не потерял сознание при виде расстрелянных людей. В России — хотя бы «Семнадцать мгновений весны» Ю. Семенова.

Нюрнбергский процесс над основными «военными преступниками» до сих пор пользуется большим уважением у большинства россиян. Как же! Международный военный трибунал с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года провел 403 открытых судебных заседания. В Нюрнберге судили государственную и военную верхушку Третьего рейха, его политическую элиту. Свидетелей допросили 116, а уж письменных свидетельств изучили аж 300 тысяч. Издали семь томов документов{165}!

… Правда, как-то не очень понятно, как можно судить людей за поступки, которые в момент совершения не рассматривались как преступления. Одно это — дичайшее нарушение одного из основополагающих принципов европейской юриспруденции. Стоит задуматься над этим, и уже появляется какое-то другое отношение к процессу, куда менее восторженное.

Американский судья Венерстурм (Wenersturm), который был президентом одного из трибуналов на Нюрнбергском процессе, пришел в такой ужас от организации процесса, что тут же подал в отставку и улетел назад в США.

Судья оставил заявление для прессы, где перечислил свои возражения по поводу ведения процесса. Его письмо было напечатано в газете Чикаго «Трибьюн», а также в книге Марка Лаутерна «Последнее слово о Нюрнберге».

В этом документе судья писал, что:

— члены прокуратуры, вместо того, чтобы сформулировать и попытаться применить юридические нормы ведением процесса, занимались в основном преследованием личных амбиций и мщением;

— девяносто процентов администрации Нюрнбергского трибунала состоит из людей с предвзятым мнением, которые по политическим или расовым причинам поддерживали обвиняющую сторону;

— обвиняющая сторона, очевидно, знала, кого выбирать на административные посты военного трибунала, и там много оказалось «американцев», чьи иммиграционные документы были очень недавними и кто либо своими действиями по службе, либо через их действия как переводчиков создал атмосферу, враждебную к обвиняемым;

— настоящей целью Нюрнбергского процесса было показать немцам преступления их фюрера, и эта цель также явилась предлогом, под которым трибунал был создан.

Судья преувеличивает? Нет…

Согласно сведениям, сообщенным американским юристом Эрлом Карролем, шестьдесят процентов персонала прокуратуры были немецкие евреи, которые выехали из Германии после принятия там расовых законов. Он также указал, что только меньше чем десять процентов американского персонала на Нюрнбергском процессе были рождены в США.

Главой прокуратуры, который работал под началом генерала Тэйлора, был Роберт М. Кемпнер, еврей, эмигрант из Германии. Его помощником был Моррис Амхан. Марк Лаутерн, который наблюдал за работой трибунала, писал в своей книге: «Вот все они приехали — Соломоны, Шлоссбергеры, Рабиновичи, члены прокуратуры».

Таким образом, был нарушен фундаментальный юридический принцип — «никто не может судить свое дело». Более того, большинство свидетелей были также евреи.{166}

Согласно профессору Маурису Бардишу, который также был наблюдателем на Нюрнбергском процессе, единственной заботой этих «свидетелей» было не продемонстрировать свою ненависть слишком явно и создать впечатление объективности.

Не менее красочные факты приводятся в книге об этом процессе, написанной выдающимся английским юристом Вилом и выразительно названной «Прогресс в варварстве» (1953).

Как выразился фельдмаршал Монтгомери, этот процесс сделал проигрыш войны преступлением. По словам же Харвурда, этот процесс стал наибольшим юридическим фарсом в истории.{167}

К сказанному добавлю еще одно — после войны Германию буквально наводняли отряды мстителей. В их числе были вовсе не только одни евреи. Известно несколько случаев, когда поляки, чехи и украинцы находили убийц своих близких и расправлялись с ними. Западная пресса и писала, и сейчас пишет об этом достаточно свободно, тут нет никакого секрета. Случалось, мстители убивали вообще первого попавшегося под руку эсэсовца и вообще любого воевавшего немца.

А вот еврейские отряды, совершавшие «акты возмездия», поддерживались и общественным мнением, и на государственном уровне в государстве Израиль. Именно из этих «отрядов возмездия» и вырос постепенно Моссад. Главной целью Моссада долгое время был «вылов» всех, кого эта организация зачисляла в военные преступники.

«Почему же эти факты до сих пор не преданы гласности?! Почему виновные не понесли самого строгого наказания?!» — спросит наивный читатель.

Да потому, что преступники приняли необходимые меры. По договору о создании ФРГ правительство Аденауэра обязалось не проводить никаких расследований и процессов о военных преступлениях союзников. Не только не сводить счеты, но и не изучать никогда ни бомбежек, ни геноцида немцев, ни «актов возмездия».

Убивать евреев?! Как можно! Это же не вонючие немцы.

Более того… Уже много после войны Моссад истреблял своих врагов. В качестве примера таких блестящих операций Моссада часто приводят поимку Эйхмана, который скрывался под чужой фамилией на территории Аргентины и Парагвая.ов» тоже табуизирована. Это — часть официальной политики. В этой стране возвели огромный, в несколько гектаров, Музей Холокоста: Яд Вашем. В этом музее на человека осуществляется не только умственное, но и сугубо эмоциональное воздействие. Со спецэффектами, пришедшими из американского кинематографа. Имитируются звуки: шипение отравляющего газа, крики и стоны людей, детский смех и хлопание в ладоши, звук движения множества ребятишек…

Разумеется, в Яд Вашем не раздаются крики беременных палестинских женщин, которым вспарывали животы израильские боевики в Дейр-Ясин, плач детей, которым разбивали головки о глинобитные заборы, звуки взрыва в иракской синагоге Шем-Тов, довольный смех сионистов, пирующих с Эйхманом.

В Яд Вашем приносят присягу солдаты израильской армии. Тут они проходят необходимую эмоционально-идеологическую обработку и отправляются… ну, например, в сектор Газа.

Но тем не менее в Израиле нет законов, которые запрещали бы самостоятельно мыслить. Что это? Привилегия, данная «своим», или все же проявление тысячелетней традиции умственной свободы? Хочется верить во второе.

Но для европейца сомневаться в любой части официальных утверждений не полагается. Более того — это опасно! Марсель Дюпра, который распространял во Франции книгу Харвурда «Шесть миллионов — потеряны и найдены», был убит бомбой, подложенной в его машину. После этого некоторые еврейские организации сделали заявление для прессы, в котором они выражали одобрение этому убийству и предупреждали остальных о последствиях попыток проанализировать тот период истории.

Э. Цунделю посылали бомбы по почте, была взорвана бомба возле его дома, потом его дом был подожжен, в результате чего был принесен значительный материальный ущерб. Дом швейцарского историка Юргена Графа был сожжен, как и дом шведского исследователя, проживавшего в Дании. Юрген Граф вынужден был скрываться… в России, где пока можно хотя бы иногда говорить то, что думаешь. Надолго ли?

Книжный склад американской организации, объединяющей нескольких исследователей этого вопроса, также был подожжен. Французский историк, профессор Р. Фориссон, который занимается этим вопросом, был жестоко избит, и только вмешательство людей, находившихся поблизости, спасло ему жизнь.{158}

Так что тема — скользкая, сложная, даже опасная тема».

Только вот и правда непонятно — откуда взялась цифра «6 миллионов»?


Буровский Андрей Михайлович
Subscribe
promo kabzon 15:34, yesterday 55
Buy for 20 tokens
Вы можете спросить: а какое нам вообще дело до проблем Башнефти? А я вам отвечу – прямое! Башнефть, если кто не в курсе, это основной поставщик денег в бюджет Республики Башкортостан. Упадет доля рынка, упадут продажи и прибыль. Упадет прибыль – упадет количество налогов в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments