?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

https://ss69100.livejournal.com/4643916.html



Сейчас в историю прибывают совсем молодые любители, взращенные на антисоветской пропаганде и имеющие самые примитивные представления о многократно извращённой истории Второй мировой войны, особенно, истории её причин.

Вот у меня на сайте такой сопливый комментатор при обсуждении смысла «пакта Молотова-Риббентроп» на замечание о том, что подобные пакты о ненападении имели в Европе все страны, авторитетно изрекает:

«Не было никаких договоров между Англией, Францией и Германией, в любом случае не было договоренностей о разделе земли в свою пользу с Гитлером, как это было у СССР с Германией и последующего нападения для отчуждения земли другой страны (в данном случае Польши) в свою пользу».

Заметьте, это, возможно, искреннее мнение «исторического» дебила, сделанное в то время, когда в обществе усиленно обсуждается Мюнхенский сговор. Придётся и мне напомнить, что 29 сентября 1938 г. в Мюнхене собрались главы четырех европейских государств и подписали между собой следующее соглашение:


«Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Германия, Соединенное Королевство, Франция и Италия согласно уже принципиально достигнутому соглашению относительно уступки Судето-немецкой области договорились о следующих условиях и формах этой уступки, а также о необходимых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого соглашения ответственными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необходимых для его выполнения.

1. Эвакуация начинается с 1 октября.

2. Соединенное Королевство, Франция и Италия согласились о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, причем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области будет произведена без повреждения указанных сооружений…».

Далее следуют даты этапов вывода из Судет чехословацких войск и населения. Подписали это Соглашение канцлер Германии А. Гитлер, премьер-министр Франции Э. Даладье, вождь Италии Б. Муссолини и премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен. Советский Союз по понятным причинам не пригласили, а мнение чехов никого не интересовало.

Заметьте, что в Соглашении ни в малейшей мере не мотивируется, по какой причине Чехословакия обязана отдать немцам свою территорию, поскольку никаких разумных мотивов не было – так захотели агрессоры. Этого достаточно.

Ну и к портрету тогдашней Польши следует вспомнить, когда Германия потребовала у Чехословакии Судеты, то и поляки с венграми начали канючить свои доли территории Чехословакии, но в мюнхенском сговоре их отодвинули в четвертое, последнее дополнение к Соглашению и ничего не разрешили.

В нем было написано так: «Главы правительств четырех держав заявляют, что если в течение ближайших трех месяцев проблема польского и венгерского национальных меньшинств в Чехословакии не будет урегулирована между заинтересованными правительствами путем соглашения, то эта проблема станет предметом дальнейшего обсуждения следующего совещания глав правительств четырех держав, присутствующих здесь».

Никаких трех месяцев поляки не ждали и никаких соглашений с чехами не заключали – ОНИ ДОГОВОРИЛИСЬ С ГИТЛЕРОМ о получении своих долей чехословацкой территории, выдвинули Чехословакии ультиматум и сразу же напали на нее, отхватив у чехословаков Тешинскую область, в которой на тот момент проживало 156 тысяч чехов и всего 77 тысяч поляков.

Причем, эти чехословацкие поляки, в отличие от украинцев и белорусов в самой Польше, не испытывали в Чехословакии никакого культурного или экономического гнета и не собирались присоединяться к Польше.

Это к вопросу о том, был ли в Европе раздел земель странами, подписавшими пакты о ненападении с Гитлером, и были ли с Гитлером договорённости о получении своих кусков территорий других стран.

Заметьте, что после договора агрессоров – Англии, Франции, Италии, Германии, Польши и Венгрии – о разделе Чехословакии, Чехословакия в марте 1939 года полностью прекратила своё существование.

Правда, тут уж Гитлер не дал Польше прихватить у чехов ещё часть территории, хотя Польша и намеривалась урвать. Немецкий фельдмаршал Кейтель вспоминал: «Еще вечером 14 марта личный полк СС Гитлера вторгся в Моравско-Остравский выступ, чтобы заранее обезопасить витковицкие металлургические заводы от захвата поляками».

И вот чтобы подобное не произошло с самой Польшей, которая для СССР, всё же была менее опасна, нежели пока не имевшая границ с СССР Германия, 23 августа Сталин в протоколе к Договору о нейтралитете и ненападении между СССР и Германией («пакту Молотов-Риббентроп») оговаривает сохранение суверенитета Польши в случае её поражения в предстоящей войне с немцами, договорившись с Гитлером, что большая часть Польши вместе с Варшавой – это сфера интересов СССР, а Гитлер не имеет права на эту часть претендовать и вводить туда войска.

То есть, пытался сохранить Польшу между СССР и Германией, как буфер.

Мало этого.

СССР делал все, чтобы помочь Польше удержаться в войне. 29 августа, за три дня до начала войны, посол Германии Шуленбург упросил главу Советского Союза его принять. Молотов вынужден был согласиться, и стенографисты зафиксировали повод для встречи.

«Шуленбург сообщил, что сегодня ночью и утром ему лично позвонил Риббентроп и просил передать следующее.

В последнее время в нескольких газетах появились слухи о том, что якобы Советское правительство отводит свои войска с западной границы. Такого рода слухи, служащие агитационным целям, неприятны германскому правительству. Поэтому Риббентроп по поручению Гитлера просит Советское правительство опровергнуть эти слухи в форме, которую оно сочтет удобной.

Лучше, если бы это опровержение было сделано в положительной форме, т.е. что Советское правительство не отводит своих войск с границы, а, наоборот, усиливает военные силы на границе. Или желательна такая форма опровержения, в которой было бы указано, что об отводе войск с границы не может быть и речи, так как в такое тревожное время всякое правительство не уменьшает войска на границе, а усиливает их.

Молотов спрашивает, верит ли этим сообщениям германское правительство.

Шуленбург отвечает отрицательно.

Молотов говорит, что он посоветуется, как это сделать, и подчеркивает серьезность, с которой мы относимся к заключенному нами пакту с Германией. Уже один факт появления такого рода слухов показывает серьезность нашего отношения к пакту».

Многие ли читатели поняли, что ночью подняло на ноги Риббентропа и что заставило его позвонить послу в Москву? Поясню. Отвод советских войск от восточной границы Польши означал, что Польша может снимать с нее войска и перебрасывать на запад – навстречу немцам.

СССР делал противоположное тому, что делала Литва, которая подтянула обе свои дивизии к границе с Польшей (ведь свою столицу, Вильнюс, захваченную Польшей в 1920 году надо было возвращать). И немцы моментально поняли эту угрозу, и запротестовали.

Но Молотов был такой человек, на которого где сядешь, там и слезешь. «Правда» дала опровержение, но какое? Она сообщила, что СССР на советско-польской границе усиливает гарнизоны. Но ведь гарнизоны – это не полевые войска, они в наступлении не участвуют. Поляки могли перебрасывать свои соединения на запад навстречу немцам.

Однако вряд ли Сталин подозревал, что в это время вытворяли поляки с мерзавцами Лондона.

А накануне, 25 августа, в Лондоне министр иностранных дел Великобритании Галифакс, с одной стороны, и посол Польши в Великобритании Рачинский, с другой стороны, подписали Соглашение о взаимопомощи Великобритании и Польши, в секретном протоколе к которому оговорили не защиту Польши, а пути дальнейших территориальных приобретений Польши.

Да, именно так. Но поскольку, ввиду очевидных военных приготовлений Германии против Польши, говорить об этом открыто было не совсем удобно, то начали они следующего:

«Статья 1. Если одна из Договаривающихся Сторон окажется вовлеченной в военные действия с европейской державой в результате агрессии последней против этой Договаривающейся Стороны, то другая Договаривающаяся Сторона немедленно окажет Договаривающейся Стороне, вовлеченной в военные действия, всю поддержку и помощь, которая в ее силах».

Вы можете понять, о ком идет речь, – об агрессии какой европейской державы хлопочут стороны? Ведь их в Европе было три: Франция, Германия и СССР. Франция союзник, посему отпадает. Кто – СССР или Германия – должен или должна напасть на Договаривающиеся Стороны, чтобы пакт Галифакс-Рачинский вступил в действие? Любая из двух? Но тогда почему в статье 1 «европейская держава» стоит в единственном числе?

Это простофили Сталин и Гитлер, что думают, то и пишут, а Галифакс и Рачинский – это «умные политики», поэтому то, что они записали в Соглашении, не каждому дано понять. Им, впрочем, тоже. Поэтому Галифакс и Рачинский к Соглашению подписали СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ, в котором разъяснили сами себе то, что они записали в доступном публике тексте Соглашения.

«Польское правительство и правительство Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии согласились со следующим пониманием соглашения о взаимопомощи, подписанного сегодня, как единственно правильным и имеющим обязательный характер:

а) Под выражением «европейская держава», используемым в соглашении, понимается Германия.

b) В случае, если будет иметь место действия, соответствующее смыслу статей 1 и 2, со стороны европейской державы, иной, нежели
Германия, Договаривающиеся Стороны вместе обсудят меры, которые будут совместно приняты».

Итак, «европейская держава» – это пока все же Германия, но почему об этом прямо не написать? Ведь война уже была у границ.

В день подписания этого Соглашения в Польше уже были прекращены занятия в школах, реквизированы в пользу армии все легковые автомобили, началась эвакуация из Польши англичан и французов. Зачем темнить?

Не знаю, какие мысли по этому поводу могут возникнуть у вас, но я не вижу другого ответа: этим Соглашением Великобритания и Польша хотели надавить на Гитлера (с которым Англия в это время вела закулисные переговоры) с целью заставить его отказаться от планов нападения на Польшу, но одновременно предложить ему напасть на СССР, поскольку пакт Галифакс-Рачинский легко мог быть трансформирован из антигерманского в антисоветский путем подстановки в его текст новой «европейской державы».

А публика приняла бы это как должное – ведь в том, что ей позволили прочесть, держава не была указана.

И, главное, из дальнейшего текста следует, что этот договор, оказывается, не оборонительный, а наступательный. За открытой публике статьей 1 следовала открытая статья 2:

«Статья 2.1. Положения статьи 1 будут применяться также в случае любого действия европейской державы, которое явно ставит под угрозу, прямо или косвенно, независимость одной из Договаривающихся Сторон и имеет такой характер, что сторона, которой это касается, сочтет жизненно важным оказать сопротивление своими вооруженными силами.

2.2. Если одна из Договаривающихся Сторон окажется вовлеченной в военные действия с европейской державой в результате действия этой державы, которое ставит под угрозу независимость или нейтралитет другого европейского государства таким образом, что это представляет явную угрозу безопасности этой Договаривающейся Стороны, то положения статьи 1 будут применяться, не нанося, однако, ущерба правам другого европейского государства, которого это касается».

Как видите, без секретного протокола понять, что написано в статье 2, тоже невозможно.

Но обратите внимание, что согласно статье 2 Польша и Великобритания атакуют «европейскую державу» не после того, как эта держава совершит агрессию против них, а по своему усмотрению, когда либо Великобритания, либо Польша «сочтут это жизненно важным» либо сочтут, что «это представляет явную угрозу безопасности этой Договаривающейся Стороны».

То есть, Советскому Союзу не надо нападать на Польшу – сочтут Польша и Великобритания любой действие СССР угрожающим их интересам, и тогда Польша атакует СССР, а Великобритания её поддержит.

Это, заметьте, не какой-то там раздел сфер интересов, по которому нельзя вести пропаганду вне своей сферы. Это прямое соглашение о нападении (причем публике было неизвестно, на кого – на СССР или на Германию) с прямым посягательством на третьи страны.

И эти страны перечислены в секретном протоколе к пакту Галифакс-Рачинский:

«а) Два правительства будут время от времени определять по взаимному соглашению гипотетические случаи действий Германии, подпадающих под действие статьи 2 соглашения.

b) До тех пор, пока два правительства не решат пересмотреть следующие положения этого параграфа, они будут считать: что случай, предусмотренный параграфом 1 статьи 2 соглашения, относится к Вольному городу Данцигу; что случаи, предусмотренные параграфом 2 статьи 2, относятся к Бельгии, Голландии, Литве.

с) Латвия и Эстония будут рассматриваться двумя правительствами как включенные в список стран, предусмотренных параграфом 2 статьи 2, начиная с момента, когда вступит в силу договоренность о взаимопомощи между Соединенным Королевством и третьим государством, которая распространяется на два названных государства.

d) Что касается Румынии, правительство Соединенного Королевства ссылается на гарантию, которую оно предоставило этой стране; а польское правительство ссылается на взаимные обязательства по румыно-польскому союзу, которые Польша никогда не рассматривала как несовместимые с его традиционной дружбой с Венгрией».

Думаю, что если бы поименованные здесь страны узнали, что они фигурируют в этом секретном протоколе, то они все взвились бы от негодования – ведь это Соглашение прямо попирало их независимость.

Начнем по порядку.

Когда после Первой мировой войны определяли границы Польши, то ей отрезали от Германии «коридор» – полосу земли к Балтийскому морю. Но на побережье этого коридора не было порта, и поэтому от Германии отрезали еще кусок – дельту Вислы с портом и городом Данциг.

Но Польше его не передавали! Это была территория немецкого вольного города со своей валютой (гульденом), своим самоуправлением, и из 400 тыс. жителей Данцига 95% были немцами. У Польши с Данцигом был таможенный союз, и внешние дела Данциг вел через Министерство иностранных дел Польши. (СССР имел с Данцигом дипломатические отношения с 1924 г.)

Данциг находился под защитой Лиги Наций (тогдашней ООН), и в нем был Верховный комиссар Лиги Наций для решения споров между Данцигом и Польшей. Но Польша привыкла считать его своей собственностью, она имела в Данциге свою военную базу – всё было, как у себя дома. Но ведь город-то оставался немецким!

Пока Польша не задействовала на своем побережье порт Гдыню, немцев Данцига такое положение устраивало, поскольку они переваливали весь морской экспорт и импорт Польши (2/3 от всего объема внешней торговли).

Но с 1928 г. Польша начала направлять свой экспорт в построенный порт Гдыню, экономическое положение Данцига резко ухудшилось, Лига Наций заставила Польшу выделить Данцигу квоту в грузообороте, но уже сам факт того, что Польша в любой момент могла удушить Данциг экономически, поставил вопрос о возвращении его в Германию.

Действительно, если у Польши уже был свой порт, то зачем тогда держать Данциг в состоянии вольного города? Доводов в защиту принадлежности Данцига Польше у поляков не было, и немудрено, что Галифакс и Рачинский спрятали Данциг в секретный протокол – как воспринял бы мир известие, что Польша и Великобритания развязали мировую войну из-за того, что им не принадлежало, – из-за полностью немецкого Данцига – из-за того, что фактически присвоила себе Польша, проигнорировав Лигу Наций?

Пойдем далее.

Оставим Великобритании Голландию и Бельгию, и рассмотрим попавшую в протокол Литву. Литве, конечно, любить Германию было не за что, но поляков Литва просто ненавидела. Напомню, что поляки в 1920 г. нагло, вопреки требованию Антанты, отобрали у Литвы ее столицу – Вильнюс (тогда Вильно). Поляки в этом смысле были уники – у них в те годы не было ни одного соседа, относящегося к ним хотя бы равнодушно, – ненавидели все.

И вот теперь Польша согласно статье 2 соглашения с Великобританией тайно взялась защищать независимость Литвы без ее согласия на это, да еще и не ту независимость, которую хочет Литва, а ту, которую хочет Польша. Еще раз сравните эту наглость с протоколом о разделе сферы интересов между Германией и СССР, который и близко не посягал на независимость ни одной страны.

Ведь по пакту Галифакс-Рачинский Польша могла спокойно наблюдать, как Германия захватывает Литву, чтобы выйти к границам СССР, поскольку могла считать, что это не угрожает ее, Польши, безопасности.

Но затем, когда Германия обессилит в войне с СССР, потребовать у Германии Литву себе, угрожая войной с собой и Англией. Потребовать и этим «восстановить независимость» Литвы таким образом, чтобы это не угрожало Польше. Как иначе истолкуешь § 2 статьи 2 пакта Галифакс-Рачинский?

Что касается желания Великобритании якобы вскоре заключить военный союз с Латвией и Эстонией, отмеченное в секретном протоколе к пакту Галифакс-Рачинский, то это неприкрытая провокация с целью дать Германии повод оккупировать или подчинить себе эти государства. Ведь за четыре месяца до этого, 17 апреля 1939 г., СССР официально предложил Великобритании создать военный союз, по которому:

«1. Англия, Франция, СССР заключают между собой соглашение сроком на 5–10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств».

То есть СССР предлагал защитить от агрессии Румынию, Польшу и Прибалтийские страны. И Великобритания отказалась от этого союза! А ведь по этому предложению СССР, Латвии и Эстонии действительно можно было помочь, поскольку в союзе с Англией и Францией это делал бы СССР.

И уж крайнюю подлость поляки совершили по отношению к румынам. Румыны ведь были военными союзниками Польши, пусть и против СССР, но союзниками.

Но дело в том, что границы с Румынией немцы не имели и им, чтобы захватить или подчинить себе Румынию как плацдарм для нападения на СССР, нужно было действовать совместно со своей союзницей по Антикоминтерновскому пакту (с которой немцы уже поделили Чехословакию) Венгрией.

И заявляя, что «взаимные обязательства по румыно-польскому союзу» Польша похерит во имя «традиционной дружбы с Венгрией», Польша согласовала с Великобританией, что она и пальцем не пошевелит, когда немцы с венграми будут насиловать Румынию.

Итак. Первоначально Германия планировала атаковать Польшу 26 августа 1939 г. На ее территорию немецкая разведка забросила диверсионные группы для захвата мостов, туннелей, перевалов.
Приказ о переносе сроков не до всех дошел, группа обер-лейтенанта Герцнера утром 26 августа захватила перевал Яблунковский и несколько часов с боем удерживала его. Война Германии с Польшей уже шла.

В такой ответственный момент Польше и Англии надо было бы обговаривать: сколько Польше нужно держаться без помощи; когда Англия начнет бомбить Германию; когда Англия и Франция проведут мобилизацию и т.д. и т.п. А эти польско-британские придурки, подписывая пакт Галифакс-Рачинский, размечтались о том, как они стравят Германию с СССР, и на этом поживятся.

Мечтали развязать всё ту же Вторую мировую, но несколько позже, и начать с того, что немцы начнут бомбить Москву.

И заметьте, что дипломатия Великобритании и Польши, вместо действенных мер по улучшению положения своих стран, накануне войны подготовила договор, секретным протоколом к которому сами же и подтёрлись, – договор, который оказался выгодным только СССР, так как этот в конечном заставлял Великобританию (а за ней и США) стать пусть и вероломным, но союзником СССР в предстоящей войне с немцами.

Тут наши малолетние историки (и от истории старые мудаки) рассуждают, что вот если бы Сталин и Гитлер не подписали пакт о ненападении, то войны вообще бы не было.

Вчитайтесь в пакт Галифакс-Рачинский, придурки! Тогда бы немцы из Восточной Пруссии через Литву (одно направление) и Румынию (второе направление) и с Финляндии (третье направление) атаковали бы СССР в союзе с Румынией, Венгрией, Финляндией и, не исключено, с той же Польшей.

А Сталин им этого не дал, соблазнив немцев возможностью обломать дебилов Польши! Гитлер соблазнился и обломал. Но дальше…

А дальше всё кончилось тем, что в итоге ему пришлось застрелиться.

За что Сталина и ненавидят нынешние мерзавцы.

И хотя Гитлер и начал войну раньше, чем мечтали в Варшаве и Лондоне, но начал Гитлер бомбить… Варшаву с Лондоном! Хотя в своей программной «Майн кампф» Гитлер уверил всех, что Германия могла «найти в Европе только одного союзника: Англию», и делал окончательный вывод: «На целый период времени для Германии возможны только два союзника в Европе: Англия и Италия».

Уверить-то уверил, а бомбить Лондон пришлось.



Ю.И. Мухин
promo nemihail 20:00, yesterday 152
Buy for 20 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Flag Counter
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel