sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Category:

Чаплин против Оруэлла – или о том, что же действительно сейчас происходит в обществе

https://gmorder.livejournal.com/11081246.html



В последнее время часто встречаются посты или статьи, посвященные вопросу «тотального контроля» в современном мире. Дескать, в последнее время стало принято везде ставить камеры видеонаблюдения и другие «механизмы безопасности», которые превращают человеческую жизнь в подобие открытого со всех сторон аквариума. Впрочем, сейчас данная тема стала несколько подзабываться: стоящие на каждом углу системы видеонаблюдения, системы контроля доступа и тому подобные вещи стали привычными. Такими же привычными, как бесконечное количество «охранников» и «работников служб безопасности», ставших обязательным признаком любой организации. (И как в СССР мы выживали без охранников в гастрономах?)

И разумеется, находится немало лиц «правых взглядов», которые называют данную тенденцию «движением к тоталитаризму». С обязательным отсылок к Оруэллу и его «1984», а так же с обязательным ритуальным поминанием «совка». Дескать, вот он ваш «социализм» с его стремлением полного контроля над свободными личностями! То ли дело при «настоящем капитализме», неиспорченным разного рода «либеральными» - в смысле, «социалистическими» - нововведениями, при котором каждая свободная личность имела полную тайну личной жизни. И могла себе позволить что угодно за стенами своих домов. (А так же вне этих стен.)

* * *

Однако насколько верно подобное мнение? Практически несколько, поскольку представление о «классическом капитализме», как о «времени неограниченной свободы», в значительной мере, ошибочно. По той простой причине, что именно при данном типе общества положение основной массы населения было весьма и весьма специфично – в том числе, и в плане контроля. В качестве примера можно привести хорошо известный фильм Чарли Чаплина «Новые времена». В котором как раз показана жизнь рабочего времен «благословенной классики» - фордовского конвейера, неограниченного никакими «социальными нововведениями». Напомню, что «Новые времена» - это фильм про промышленного рабочего, доведенного отчуждением труда буквальным образом «до ручки». (В том смысле, что он оказывается в психиатрической больнице на почве расстройства психики от монотонного труда.)

Так вот: в «Новых временах» как раз показана всепроникающая система контроля над рабочим, не оставляющая его даже, простите, при посещении туалета.
Это сейчас выглядит довольно забавно. Потому, что как раз в настоящее время появление подобных систем принято соотносить то ли с развитием техники, то ли, как было сказано выше, с пресловутыми «тоталитарными» (читай, социалистическими) тенденциями, кои правые видят во всех бедах человеческого общества. Хотя на самом деле это если куда и отсылает – так это в прошлое. Конкретно Чаплин в своем фильме пародирует реально существовавшие на заводах того же Форда порядки, сводящиеся к разработанной последним системе полного отчуждения. (Еще раз: на подобном конвейере человек сводится исключительно к производственной функции, тут даже его умения работать ничего не значат.) Правда, «при Форде» в основном, обходились без техники – контроль осуществлялся за счет «человеческого фактора». (Хотя и разработка различных «методов разграничения доступа» на механической основе так же шла.) Однако результат был точно такой же, как сейчас.

А точнее: то, что сейчас выглядит, как «тоталитарный ужас» - скажем, необходимость работникам «Амазона» справлять свою «малую нужду» в бутылку – тогда виделось обычным явлением. Более того: явлением желательным, необходимым для повышения производительности труда. (Тут даже советские инженеры восхищались – правда, о том, восхищались ли «фордизмом» советские рабочие, ничего не известно.) Правда, правый может возразить: у Форда тотальный контроль осуществлялся лишь на работе, а за пределами ее каждый мог вести себя так, как захочет. Однако, как было сказано выше, и подобная свобода существовала только в сознании этих правых.

Хотя бы потому, что «как захочет» тогда мог себя вести только человек, имеющий достаточно денег для того, чтобы иметь собственное жилье. А тот, кто вынужден был снимать квартиру – подобных людей, кстати, в 1930 годы среди рабочих было большинство – должен был соблюдать все правила, установленные квартиросдатчиком. Последние же – по понятным причинам – старались максимально ограничить своих (несостоятельных) жильцов. Поэтому правила проживания большинства людей приближались к монастырским – в том смысле, что в «приличных домах» нельзя был ни шуметь, ни приходить домой слишком поздно, ни проживать с женщиной, с которой не состоишь в браке. И да – церковь так же лучше было посещать, поскольку практически все представители буржуазии в тех же Штатах довоенного времени считали себя христианами.

* * *

Впрочем, подобные правила касались и людей, проживающих в собственных домах – если они не были достаточно богатыми. Поскольку, во-первых, значительное число домов в 1930 годов продавались в ипотеку – указанный механизм широко применялся с начала ХХ века. Ну, а последняя требовала не только идеальной кредитной истории, но и отсутствия претензий со стороны полиции и соседей – что существенно ограничивало поведение. Ну, а во-вторых, консерватизм общественного мнения достаточно жестко влиял на возможность трудоустройства – что до 1950 годов было главным параметром, влияющим на качество жизни.

Да и вообще, быть «исключенным из общества» в то время значило серьезную проблему даже для вполне обеспеченных людей. Скажем, у Ильфа и Петрова в «Одноэтажной Америке» приведен пример подобной ситуации: «Один инженер полюбил жену другого инженера. Кончилось это тем, что она развелась с мужем и вышла замуж за любимого человека. Весь маленький большой город знал, что это был идеально чистый роман, что жена не изменяла мужу, что она терпеливо дожидалась развода. … К ним перестали ходить, их перестали приглашать в гости. Все от них отвернулись. Это был настоящий бойкот, особенно страшный тем, что происходил он в большом маленьком городе, где основные духовные интересы заключаются в посещении и приеме знакомых для игры в бридж или покер. В конце концов всем этим людям, которые изгнали молодую чету из своего общества, в глубине души было в высочайшей степени наплевать, кто с кем живет, но – порядочный американец не должен разводиться.» А ведь это инженер – т.е., образованный и обеспеченный человек, который имеет «свою цену». Что же говорить о пролетариях?

Это уже потом, во время «сексуальной революции» 1950-1960 годов (которая, разумеется, касалась не только секса )ситуация изменилась. И «всепроникающее общественное мнение» - на порядки более значимое, нежели «наши» бабки у подъезда в совокупности с месткомом – перестало диктовать нормы поведения. Однако эта самая «сексуальная революция» выступала следствием «советизации общества», и при «нормальном течении капитализма» была невозможна. Поэтому стоит еще раз указать, что все любители отсылать к «западной свободе», которая, якобы, противоположна «коммунистическому рабству», в реальности попадают пальцем в небо. Поскольку указанная «свобода», как уже не раз говорилось, изначально была возможна только для самой верхушки общества.

* * *

Впрочем, о данном моменте будет сказано несколько ниже. Пока же отметим, что – если брать ту же Америку 1930 годов как идеальный пример «классического капитализма» - даже описанное выше не являлось самым высоким уровнем отчуждения. Так как тогда «намечались» еще более «интересные» вещи: скажем, тот же Форд всерьез подумывал о создании полностью находящихся в его власти поселков. То есть, в поселках, где все – начиная с быта и заканчивая воспитанием детей – должно было быть подчинено неусыпному контролю заводской администрации. Правда, реализовать данную мечту американскому промышленнику помешала Великая Депрессия – была построена, кажется, только одна «Фордляндия», и то в Бразилии. Ну, а потом началась Вторая Мировая война и послевоенная «советизация», уничтожившая саму возможность подобного «неорабовладения». Однако даже на имеющемся материале можно прекрасно увидеть, куда бы в реальности завела «великая американская мечта», если ей не была противопоставлена Великая Революция 1917 года.

На этом фоне, кстати, Гитлер и нацисты выглядят гораздо менее «экзотично», нежели это кажется на первый взгляд. В том смысле, что та система «тотального контроля», которую они, теоретически, хотели внедрить на своей территории, мало чем отличалась от «нормального» империалистического существования. (Ну, если не брать «декоративные» элементы демократии, вроде сменяющих друг друга бессменных партий и т.д.) И, возможно, единственное, что отличало пресловутых «тоталитаристов», так это то, что у них «неусыпный» контроль распространялся и на верхушку общества. В странах же «демократических» миллионеры и высшие чиновники были свободны – в том смысле, что они могли творить любые непотребности на своих по настоящему закрытых территориях (виллах и поместьях), не будучи подчиненными никаким ограничениям.

Вот эта категория граждан действительна была полностью свободной. Это потому уже, во время «советизированного общества», стали публично говорить о необходимости скромности элит, а публикация некоторых «моментов» роскошной жизни чиновников и политиков стала стоить для них карьеры. (Да и миллионерам пришлось серьезно «поскромнеть».) В результате чего роскошные поместья стали сменяться гораздо более скромными жилищами, а описания роскошных приемов и балов перестали публиковать на первых страницах журналов – заменив описание бриллиантов и мехов на пресловутую «благотворительность». То есть: «советизация» действительно лишила некоторую незначительную (по численности) категорию населения «свободы». Но для общей массы дело обстояло совершенно обратным образом.

* * *

Однако это – уже совершенно иная история, связанная с совершенно иными вещами. Тут же, завершая вышесказанное, хочется еще раз отметить, что современная тенденция «гиперконтроля» на самом деле не является ни следствием технического прогресса – как считают некоторые. Ни, тем более, следствием «социализма» в той или иной форме. Напротив, она означает возвращение того самого «классического», «здорового» капитализма-империализма, которые еще лет восемьдесят назад безгранично (за исключением СССР) правил на нашей планете. И все нынешние ограничения, все более охватывающие современного человека, на самом деле связаны именно с этим. С тем, что любой человек, не имеющий условного «миллиарда» (ну, в крайнем случае, миллиона) долларов тут действительно имеет только одну «дорогу» - дорогу к превращению в чистую «производственную функцию». Фактически к рабству.
Впрочем, нет – разумеется, есть еще один путь, но о нем надо говорить отдельно…

P.S. Ну, и разумеется, тут нет смысла еще раз говорить, что пресловутый Оруэлл при создании своего «1984» в большинстве своем «вдохновлялся» порядками, царящими во вполне «демократической» Великобритании. И лишь немного использовал информацию о Третьем Рейхе. (О СССР он не знал ничего, поэтому «1984» относится к советской действительности так же, как огородная бузина к киевскому дядьке.) Ну а то, что свое «министерство правды» Оруэлл почти один в один списал с BBC - в котором работал во время Второй Мировой войны - не просто намекает, а буквально вопиет о том, что к чему.

взято у anlazz
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments