sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Categories:

Кто пережил "святые 90-е", уже больше на призывы к "свободе" не поведётся

https://matveychev-oleg.livejournal.com/11219223.html

Попытки общаться в сети с людьми, поддерживающими "перемены", о которых говорят те, кто вчера потащил детей на митинги, натыкаются на стену непонимания.

И ведь мы друг друга никогда не поймём: у нас разный "культурный и возрастной код". Который не подразумевает взаимопонимания.

Я помню, когда мне было 16 лет (1991 год), в наш большой 9-этажный дом зашла группа грабителей, которая ходила по этажам и выбивала двери квартир - избив пару мужиков, вышедших их остановить, они больше не встречали препятствий и вынесли 4 или 5 квартир.

Я был дома один, дверь деревянная - тогда ещё ни у кого не было железных дверей - она выбивалась с двух ударов ноги. Один удар они сделали, и я, в ужасе, чем попало забаррикадировал дверь и схватив кухонный нож, с замиранием сердца слушал, как они там переговариваются, решая, что будут со мной делать (убивать), когда войдут. И телефонный кабель обрезали. Если бы они смогли войти, я был готов их резать - у меня не было вариантов.


1992 год, люди как с катушек сорвались - бандгруппа расстреляла милицейский УАЗ. Прямо во дворе нашего дома. Ту автоматную очередь, которая прозвучала поздним вечером, я помню до сих пор. Погиб сотрудник милиции. УАЗ всю ночь простоял заведённый, в нём горел свет. Бандит с автоматом прятался за деревом, и я видел его во всей красе. Страшно мне тогда было? Безусловно!

В 1993 году на Русском острове в учебном отряде Тихоокеанского флота от голода умерли четверо матросов, ещё человек 50 попали в госпиталь с диагнозом дистрофия. Причина - повальное воровство, вседозволенность и безнаказанность.

В том году я пошёл в армию. С какими мыслями я в неё шёл? Да, боялся ужасно. Но пошёл. Не мог не пойти, ибо воспитан был так: несмотря ни на что, я должен защищать свою Родину. Не тех, кто воровал и жирел (и их тоже), а свой народ. И Родина в полной мере предоставила мне возможность почувствовать себя защитником своего народа.

В 1994 году я был в составе группы, которая успела прибыть в одно многонациональное село, где намечалась грандиозная резня: русскоязычных людей уже согнали в один из дворов - не было никаких сомнений, что с ними могло произойти, задержись мы на полчаса.

16 вооружённых мальчиков (старшему 27 лет, остальным по 19-20), отнюдь не рэмбы, но при двух пулемётах и автоматах - и с очень решительным командиром - вопрос спасения людей разрешили меньше чем за минуту путём "прицельной стрельбы из пристрелянного автоматического оружия с имеющимися у стрелков навыками огневой подготовки".

Когда эта обезумевшая толпа (не скажу какой нации, чтобы не нагнетать), готовая учинить резню, во внезапно обуявшем их смертельном ужасе разбежалась, в два наших ГАЗ-66 мы посадили человек 50 - от млада до стариков - которые уже попрощались было, со своей жизнью.

Их слёзы счастья я никогда не забуду. И до сих пор готов рвать всех, кто проявит желание к подобному кровавому бесчинству (вот только не надо говорить про "мирные" митинги - эта всего лишь оправдательная уловка, о которой все забудут, как только прольётся кровь - а она прольётся).

А потом было жуткое безвременье: найти работу, чтобы прокормить семью (а я, надо же такому случиться, женился почти сразу после армии) в нашем городке было практически нереально. Ненадолго я вернулся в армию, но после окончания контракта опять столкнулся лицом к лицу с отсутствием работы.

Именно в тот период я чуть было окончательно не слился с миром криминала, для которых, впрочем, я всё равно был чужой: они, к примеру, не могли понять, для чего нужно "планировать преступление" - им было пофигу, примут их менты, или нет - подспудно они все стремились на зону. Я ни разу не попался, к слову.

И только в 1999 году я, благодаря одному удивительному случаю, попал в ту струю жизни, которая меня и вынесла из гнилого болота.
Судьба дала мне шанс, которым, как я считаю, я смог успешно воспользоваться. Но каких трудов мне это стоило - знаю только я)))

Это было время, когда в политическое поле вошёл человек, заявивший "поймаем в туалете, значит, извиняюсь, и в сортире замочим". И стал "мочить".

Видя, как меняется в стране общая ситуация (я был непосредственным "свидетелем" разгрома криминальных структур в начале 2000-х годов - о чём написал несколько книг), я невольно сравнивал это с тем, что было в 90-е.

И, конечно, сравнивал с тем беззаботным существованием, которое было в 80-е. Про 80-е годы людям, родившимся в 90-е и 2000-е рассказывать вообще нет смысла - они не поймут ни слова, или примут за сказку.

Просто поверьте - было в сто крат лучше, чем можно себе представить. Я знаю, что той жизни уже не вернуть, и довольствуюсь тем, что есть сейчас: лично у меня - самые широкие возможности в будущем и есть чем гордиться из уже свершённого. И такое положение я готов всемерно защищать.

И вот я не хочу снова возвращаться в 90-е, когда выйти на улицу, не рискуя быть ограбленным, было просто невозможно. Я уже сказал про отсутствие работы (собственно - главный фактор наличия криминала), и было полное ощущение отсутствия будущего.

И вот теперь самое главное: 90-е годы наступили в том числе и потому, что нашлись желающие "шатать режим", требуя "свободы". Эту "свободу" тогда получила вся страна. Кто пережил те времена, уже больше на призывы к "свободе" не поведутся.

"Свободы" хочет только молодёжь, не знающая её истинную цену. Они не ведают того кошмара, который пережило наше поколение (и более старшее). А верить старшим на слово - им западло.

Вот и всё.

Рекомендаций не будет.

Мой любимый Виктор Цой как ни крути, а один из главных идеологов развала СССР. Один из тех, кто доступными тогда методами поднял молодёжь "на баррикады".
Мы тогда все как заводные пели "Перемен требуют наши сердца...".
И мы их получили.
О чём я сейчас сильно сожалею.

Алексей Суконкин
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments