sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Categories:

Самодур Хрущев. История начала развала СССР. Часть 2.

Самодур Хрущев. Доклад Д.С.Полянского, октябрь 1964 г.

Часть 1: http://sokura.livejournal.com/3021265.html
Часть 3: http://sokura.livejournal.com/3021596.html
Часть 4: http://sokura.livejournal.com/3021979.html

Источник: http://kramtp.info/news/64/full/id=32307
Автор: Владимир Зыков (блог автора http://vladimir-krm.livejournal.com/)
Сокращённый вариант статьи: http://vladimir-krm.livejournal.com/1219463.html


Фото nnm.me

А сколько по его вине за эти годы других глупостей и ошибок сделано! Вспомните позорное «рязанское дело». Он не мог не знать, что это авантюра, но дал согласие на нее, а в результате пострадало много честных людей, не повинных в махинациях. По его инициативе взялись за укрупнение колхозов и кое-где объединили в одно хозяйство до 30 деревень, а то и больше, то есть создали совершенно неуправляемые колхозы.

По его настоянию было принято решение: ограничить количество скота в личной собственности и сократить размеры приусадебных участков. В итоге: скот порезали, мяса и молока стало значительно меньше, а земля, отрезанная от приусадебных участков, зарастает травой. Тот, кто раньше нес свои продукты через колхоз или индивидуально на рынок, или в магазины, сам теперь оказался в роли покупателя, что еще больше затрудняет снабжение продуктами трудящихся города.

Неоднократно тов. Хрущев заявлял, что сельскохозяйственная продукция совхозов обходится государству чуть ли не вдвое дешевле, чем колхозная, и страшно возмутился, когда ему сказали, что в действительности колхозная продукция для государства дешевле совхозной примерно на 45 процентов. И это всем понятно: государство не несет расходов по производству колхозной продукции, как это оно делает в совхозах. Но такой простой истины тов. Хрущев, очевидно, не понимает. Вместе с тем следует подчеркнуть, что совхозная система ведения хозяйства является наиболее прогрессивной, и наша партия будет и впредь развивать совхозное производство.

Во время пребывания в Египте он навязал Насеру гидропонику и пропагандирует ее у нас. Но в Советском Союзе гидропоника очень дорогое и бесперспективное дело. А в Египте, где снимают по 2—3 урожая за год, зачем и кому она нужна?

Коротко об отстающих колхозах. Тов. Хрущев не раз провозглашал о необходимости заняться ими всерьез. Но за 10 лет он так и не нашел времени разобраться хотя бы с одним отстающим хозяйством. Его интересуют лишь отличные хозяйства, вроде Калиновки, которая, кстати сказать, у всех в зубах застряла. Но ведь эта деревня выросла при огромной помощи государства. С нее списаны крупные суммы долгов, в ней осуществляется так называемое опытное строительство, ей оказывается такая помощь, которая не оказывается ни одному хозяйству. Разве можно на Калиновке строить выводы о положении дел в деревне нашей страны? Ясно, что нельзя. А тов. Хрущев именно на нее опирается в своих суждениях.

Несколько слов о его последней поездке по стране. Она довольно характерна: за две недели человек посетил добрый десяток областей, краев и республик. А польза какая? Никакой! В 1963 году, когда с хлебом создалось катастрофическое положение, он по стране не ездил, потому что это было ему невыгодно. Нынешний год принес неплохой урожай. И сразу время нашлось, и охота поездить появилась. Но ездил он не без разбора, а лишь туда, где урожай хороший.


Фото ru.wikipedia.org

Однако вы, товарищи, хорошо знаете, что хотя в целом урожай и лучше прошлогоднего, но нет и не было оснований для того безудержного оптимизма и хвастовства, которое неслось со страниц печати, по радио и телевидению в дни этой поездки. Ведь положение в сельском хозяйстве пока плохое.

Не умея и не зная, как по-настоящему поправить дело, тов. Хрущев затевает одну перестройку за другой. За день до отъезда в Скандинавию он срочно направил членам Президиума ЦК, секретарям ЦК и секретарям компартий союзных республик очередную записку о новой реорганизации сельского хозяйства. Главная цель этой реорганизации, по нашему мнению, заключается в том, чтобы свести к нулю роль парткомов производственных управлений, превратить их в придаток хозяйственных органов. Как же иначе понять его слова, которые он недавно сказал в Президиуме ЦК: «Что хорошо, так это то, что парткомы теперь на заднем плане. Везде мне при поездке выставляли начальников производственных управлений. Это очень хорошо. Значит, сделали вывод из моей записки».

Кстати, в этой поездке он не нашел времени для беседы хотя бы с одним из секретарей партийных организаций колхозов, совхозов и парткомов производственных колхозно-совхозных управлений. Но разве пристало, товарищи, партийному руководителю радоваться тому, что парткомы на заднем плане? Устно он даже предлагал вообще ликвидировать производственные парткомы, иметь вместо них начальников политотделов в ранге заместителя начальника колхозно-совхозного управления. А недавно сказал, что, может быть, целесообразно вообще ликвидировать производственные управления. Но это значит, что надо ликвидировать и партийные органы на селе. Вот до чего договорился.

Для всей деятельности тов. Хрущева в области сельского хозяйства характерны крайний субъективизм, постоянные загибы и перегибы, нежелание считаться с реальной обстановкой, с законами развития сельского хозяйства. Примеров тому не счесть. Вспомните хотя бы одно из его многочисленных заявлений о том, что за семилетку производство важнейших продуктов сельского хозяйства в целом на душу населения превысит современный уровень США. В действительности нам еще очень и очень далеко до этого.

Можно было бы привести и ряд других фактов, свидетельствующих о неблагополучии в сельском хозяйстве, о грубейших ошибках в его руководстве. Но ясно одно: нельзя дальше терпеть единоличное, диктаторское руководство колхозами и совхозами, нельзя позволять человеку заниматься непродуманными, опасными экспериментами во всесоюзном масштабе, тем более в столь важной отрасли общественного производства.

Позвольте перейти к вопросу о том, как выполняются намеченные планы подъема жизненного уровня трудящихся. А здесь данные очень тревожные.

Вот расчеты Академии наук СССР. Они говорят о темпах роста национального дохода за последние 10 лет следующее:

Период, годы Среднегодовые темпы роста

национального дохода в %

1950-1953 11,0

1953-1956 12,0

1956-1959 8,9

1959-1962 6,9

1962 6,0

1963 4,0

Таким образом, за 8 лет темпы роста национального дохода снизились к началу нынешнего года в три раза. Снижение, как видите, шло неуклонно из года в год. Стало быть, это не частность, не случайность, а результат определенного воздействия, точнее говоря, — неудовлетворительного руководства экономикой.

Прирост национального дохода является основным источником повышения реальных доходов и жизненного уровня населения. В результате падения темпов его прироста мы теряем ежегодно чистого продукта по сравнению с периодом до 1956 года на 8—10 миллиардов рублей. Ясно, что это значительно уменьшает потребительские и производственные фонды страны.

Программой КПСС предусматриваются ежегодные темпы прироста национального дохода на 1961 — 1970 годы в размере, превышающем 9 процентов, с тем чтобы за десятилетие увеличить этот доход в 2,5 раза. Реально же темпы его прироста составили в 1963 году лишь 4 %, т.е. в 2,3 раза ниже того, что намечено XXII съездом партии. Чтобы наверстать упущенное, национальный доход должен теперь ежегодно возрастать до 1970 года не менее чем на 13—14 процентов. Но это очень трудная, а точнее — нереальная задача.

Причина создавшегося положения заключается в том, что предусмотренные семилеткой и Программой КПСС задания по росту доходов рабочих, служащих и колхозников выполняются плохо. По семилетнему плану реальные доходы рабочих, колхозников и служащих должны увеличиться примерно на 40 %. Фактически же за пять лет они выросли в среднем лишь на 20 %.

Надо отметить, что на размерах реальной заработной платы рабочих и служащих серьезно сказалось значительное увеличение цен на продукты и товары первой необходимости. Цены на колхозном рынке за указанное время повысились на 17 процентов, в потребкооперации они также превышали государственные цены в 1963 году на 13 процентов. Нам пришлось оттянуть сроки осуществления таких мероприятий, как упорядочение зарплаты, намечавшееся еще на 1962 год, повышение минимума зарплаты до 50—60 рублей, отмену налогов с рабочих и служащих с заработком до 70 рублей и т.п.

Все эти и другие факты вызывают большое недовольство населения, неверие в реальность намеченных нами мер, подрывают авторитет нашей партии и ЦК КПСС. По существу затрагиваемых вопросов идет огромный поток писем в ЦК и правительство, и мы не имеем права не реагировать на них.

Таковы наиболее важные тенденции и явления в развитии нашей экономики, которые затрагивают коренные, главные ее направления за последнее десятилетие. Снижение темпов роста валового общественного продукта, национального дохода, производительности труда, невыполнение многих других плановых заданий, а также мероприятий социального характера свидетельствует о серьезной опасности; наша страна на протяжении ряда лет все больше отстает, все хуже использует великие преимущества, которые дает нам в соревновании с капитализмом социалистическая организация общества.

Мы обращаем ваше внимание, товарищи, на то, что все эти срывы, создавшие серьезную угрозу для успеха нашего хозяйственного строительства, проявились и действуют именно в последние годы, после перестройки управления. В эти годы из-за бесконечных перестроек, внедрения «новых» систем управления и т.п. промышленность, строительство и сельское хозяйство оказались заметно дезорганизованными. А тов. Хрущев, невзирая на это, трубит об отличном положении в стране, о том, что у нас чуть ли не рай земной. Разве это не демагогия?

В.З. Что ни перестройка - то катастрофа. Хоть у Хрущёва, хоть у Горбачёва...

Наш народ привык судить о руководителях не по словам, а по делам. И если мы сейчас не поправим дело, народ может сказать: «Подите вы к черту, если не умеете управлять и руководить хозяйством. Если вы даете обещания, но не выполняете их, — уступите место другим, умеющим руководить и держать слово».

И он будет прав.

Народу надо говорить правду и надо выполнять то, что обещаешь. Так поступал Ленин, так обязаны поступать и мы.

О характере и особенностях многочисленных реорганизаций

Товарищи, вы знаете, что десятилетие после 1953 года прошло под знаком непрерывных реформ, различных реорганизаций, перестроек. В результате вся структура хозяйственного управления, а также партийных и государственных органов оказалась, образно говоря, перепахана сверху донизу, вширь и вглубь. Каждая из этих реорганизаций именуется революционной, коренной. Под них подводится подобие теоретического базиса, их объявляют подлинно ленинскими, им пытаются приписывать какие-то чудодейственные результаты.

А так ли это? Давайте посмотрим, что же представляют собою эти бесчисленные перестройки в действительности.

Никто не станет заявлять, что не надо было никаких перестроек. Жизнь идет вперед, и по мере развития общества аппарат руководства и управления всеми делами не может оставаться неизменным. Его надо совершенствовать, улучшать. Но при этом необходимо строго соблюдать ленинские указания — не допускать спешки, торопливости, избегать попыток рубить сплеча. К тому же есть много таких вопросов, связанных с перестройкой, которые требуется выносить на обсуждение всей партии, ее съездов.

Но эти ленинские указания игнорируются. Даже такой важнейший вопрос, как создание промышленных и сельскохозяйственных обкомов партии и соответствующих им советских органов, который следовало бы обсуждать на съезде партии, решен иным путем.

А что вышло в результате? По его мнению, новая система органов партийного и государственного управления якобы позволила коренным образом улучшить дело в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве.

Однако анализ показывает обратное: новая система управления в силу ее непродуманности и несовершенства не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

Положение в народном хозяйстве после перестройки управления, как уже говорилось, ухудшилось, и это — беспощадный приговор новой системе. Она породила невиданный параллелизм в руководстве, неразбериху, бюрократизм и просто бестолковщину. Структура аппарата руководства и управления не упростилась, а усложнилась. Народное хозяйство, все отрасли нашей экономики никакого выигрыша от нововведений не получили.

Факты таковы, что усовершенствовать руководство промышленностью в целом не удалось. Совнархозы сейчас обслуживают территорию нескольких областей, и в их руках вся полнота хозяйственной власти. Поэтому промышленные обкомы при несовпадении территории практически оказались в зависимости от совнархозов. Парткомы колхозно-совхозных производственных управлений также лишены права вмешиваться в руководство сельским хозяйством и оказались в подчинении производственных управлений.

Такого положения у нас еще никогда не было. Ведь именно партия всегда руководила строительством социалистического общества, всеми организациями и органами снизу доверху. Это вопрос большой принципиальной важности, и от него нельзя отмахнуться.

Мы сокрушили также ведомственность министерскую, но ей на смену явилась ведомственность «совнархозовско-комитетская». Однако хрен редьки не слаще. К тому же упростить и удешевить аппарат не удалось. Если в первый год после ликвидации министерств, комитетов и ведомств аппарат несколько сократился, то после перестройки количество министерств, комитетов и ведомств почти удвоилось, а общая численность аппарата управления только за 5 лет выросла в стране более чем на 500 тыс. человек. Причем расходы на его содержание только за последние полтора года увеличились почти на 800 млн рублей.

Старые недостатки устранить не удалось, зато появились очень опасные новые. Возникла обособленность промышленности от сельского хозяйства и даже по существу — их разрыв. А ведь Ленин требовал организовать руководство так, «чтобы крупная промышленность быстрее связывалась с земледелием, чтобы получился правильный продуктообмен». Возник также отрыв науки от производства, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

Особо серьезной критики заслуживает реорганизация областных и краевых партийных и государственных органов по так называемому производственному принципу. Это мероприятие выдается в качестве творческого развития ленинских принципов построения партийного и государственного аппарата, а на деле является отступлением от указаний Ленина и требований Программы КПСС по этому вопросу.

К чему привело создание промышленных и сельскохозяйственных обкомов и облисполкомов? Произошло невероятное переплетение, смешение функций, прав и обязанностей партийных, государственных и хозяйственных органов, параллелизм в их работе. Одним словом, получилась такая путаница, какой наше Советское государство не знало за все время своего существования. А что касается теоретической и политической стороны вопроса, то с этих позиций реорганизация, грубо говоря, не лезет ни в какие ворота.

Судите сами, товарищи: в Программе и Уставе КПСС записано, что наша партия стала партией всего народа. При этом руководящая роль рабочего класса сохраняется. Значит, партия должна быть единой. Иначе о какой же руководящей роли может идти речь. А что получилось в итоге перестройки? От фабрики до области и края — рабочие оказались в одних организациях, а крестьяне и другие труженики села — в других. Получилось что-то вроде двух отрядов в партии — рабочее крыло и крестьянское крыло.

Мы обязаны покончить со столь ненормальным явлением, ибо такая реорганизация,

во-первых, противоречит ленинскому требованию об идейном и организационном единстве партии и ведущей роли рабочего класса в государстве и социалистическом обществе, ослабляет возможности воздействия рабочего класса на все население;

во-вторых, она противоречит ленинской идее всемерного укрепления союза рабочего класса и крестьянства — основы единства нашего общества, обособляет рабочий класс от крестьянства;

в-третьих, разделение партии надвое принижает ее роль как единого идейно-политического руководителя, организатора хозяйственной и культурной жизни нашего общества.

Реорганизация идет вразрез с установкой Программы КПСС о возрастании роли и значения компартии как руководящей и направляющей силы советского общества, все более расширяющей свое влияние на все стороны общественной жизни.

А попробуйте в этой связи выяснить другой вопрос, как могут быть Советы организованы по производственному принципу?

Советы как форма государственной власти немыслимы без территории. Могут меняться функции государства, но не может быть отменена, ликвидирована территория как признак государства. Это — азы марксизма.

Советы — самые массовые органы власти. Это — власть всего народа, а не отдельно — рабочих и отдельно — крестьян. Власть Советов распространяется не только на хозяйство, но и на все без исключения сферы жизни нашего общества — политическую, социальную, культурную, здравоохранение, просвещение и т.д. В этом и заключается полновластие Советов.

Нас пытаются уверить, что реорганизация означает революционный шаг вперед. Но мы не вперед пошли, а попятились далеко назад, к первым дням революции, когда и рабочие, и крестьяне, бедняки и батраки, солдаты и матросы имели свои самостоятельные Советы. Между тем именно создание единых Советов Ленин считал величайшим завоеванием партии.

И, наконец, международное значение Советов. Ленин считал рабоче-крестьянские Советы фактором всемирно-исторического значения. Он заявлял, что Советы неизбежны во всех странах. И до сих пор это предсказание оправдывалось; все социалистические страны шли нашей дорогой — создавали единые Советы. Однако никто не пошел по пути, который указал тов. Хрущев, перестроив Советы. Впервые нашему примеру никто из наших друзей не последовал, и они правильно сделали. Но престижу нашей партии и государства, несомненно, причинен ущерб. И это особенно неприятно сейчас, когда вопрос о престиже и авторитете КПСС в международном коммунистическом движении становится одним из наиболее острых.

Неверным, ошибочным является исходный тезис перестройки, согласно которому территориальный принцип будто бы устарел. Тов. Хрущев утверждает, что это якобы отвечает указанию Ленина о преимущественном значении в наши дни не политики, а экономики. Но это чепуха!

Определяющим признаком организационного строения партии Ленин считал территориальный: и все партийные и государственные органы сверху донизу были построены при нем по территориальному признаку. После победы Октября при жизни Ленина дважды пересматривался Устав партии, было проведено шесть съездов и шесть конференций, и все они рассматривали организационные вопросы. Многое тогда изменялось, но территориальный признак оставался незыблемым. Более того, по настоянию Ленина IX съезд партии, по существу, запретил объединение членов партии по какому-либо другому признаку. Он сделал это ради того, чтобы собрать партию, которая за период войны оказалась разбитой на отдельные отряды; без этого невозможно было выполнять строительно-хозяйственные задачи.

Ленин никогда не противопоставлял территориальный принцип производственному, а считал их неразрывно связанными.

Следует, кстати, заметить, что, создав производственные обкомы партии и облисполкомы, мы на самом-то деле создали вовсе не производственные, а территориально-отраслевые органы. Промышленный обком — как это понять? Промышленность — это отрасль производства. А областной — это ведь территориальный признак. От него никуда не уйдешь!

Короче говоря, реорганизация — как эта, так и многие другие — путает всю нашу работу, мешает нам идти вперед. За 10 лет проведено столько реорганизаций и перестроек, что люди не могут теперь нормально работать; они живут, так сказать, под страхом новых реорганизаций. Среди партийных, государственных, хозяйственных работников, да и среди широких масс трудящихся, идет ропот. Люди открыто говорят: «Осточертели перестройки, работать некогда из-за них. Не хватает хлеба и овощей, молока и мяса, зато изобилие перестроек». И они правы. Пора кончать с этой вакханалией.

Завершая этот раздел, нужно сказать следующее. Тов. Хрущев часто в своих речах говорит: «Если бы жив был Владимир Ильич, как бы он порадовался...» А как вы думаете, товарищи, что сказал бы Ленин по поводу всех этих перестроек?

Вот подлинные ленинские слова на сей счет: «У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал» (том 33, стр. 149). Вот уже действительно не в бровь, а в глаз! Ленин, как видите, считал многочисленные необдуманные перестройки сущим бедствием и указывал, что «не в учреждениях, не в переорганизациях, не в новых декретах гвоздь, а в людях и в проверке исполнения» (том 36, стр. 526).

Как нам выбраться из всех этих реорганизаций и перестроек? Только так, как советовал Ленин. А он говорил следующее: «Надо вовремя взяться за ум... Из тех учреждений, которые мы уже напекли, выбрать минимум... показать, что мы всерьез чему-нибудь научились в деле государственного строительства...» (Соч., т. 33, стр. 446).

Этот путь, указанный великим Лениным, был верным тогда. Он остается единственно правильным и теперь.

Об ошибках во внешнеполитической деятельности

Товарищи! Разрешите теперь кратко рассказать о том, как осуществляется выработанная партией внешняя политика, и прежде всего при решении наиболее важных проблем.

Наша партия на XXII съезде выработала ясную линию, дала соответствующие установки по всем внешнеполитическим вопросам. Она творчески разработала пути и методы осуществления политики мирного сосуществования и мирного соревнования в интересах мира, предотвращения ядерной войны, с тем чтобы решить главную нашу задачу — обеспечить построение коммунистического общества в СССР и дальнейшее развитие мировой социалистической системы в мирных условиях.

Ни одна партия в мире не располагает такой выверенной опытом и надежной внешнеполитической линией. Но одно дело линия, а другое — ее осуществление. Даже самую верную линию можно осуществлять такими методами и действиями, которые принесут не пользу, а вред.

Кто внимательно следил за событиями, легко увидит, что вместо установок, определенных партией, тов. Хрущев нередко выдвигает и осуществляет на практике другие установки. Партия требует во взаимоотношениях с империалистическим лагерем: сохранять величайшую бдительность, выдержку и хладнокровие, не поддаваться на провокации врага, могущие поставить нашу страну на грань ядерной войны, не прибегать к политике шантажа и угроз, проявлять твердость и решимость в защите коренных жизненных интересов Родины, всей системы социализма.

А что мы видим на деле? Наша страна не раз оказывалась втянутой то в одну, то в другую ситуацию, при которой опасность войны становилась очень близкой.

Вспомните Суэцкий кризис. Тогда мы находились на волосок от большой войны! А на каком основании воевать? Ведь с Египтом у нас не имелось даже договора о взаимопомощи; не было и просьбы о помощи. Да и как можно было практически вступать в бой?

Наша страна в то время еще не оправилась как следует от войны с Гитлером; народ не хотел войны, не ждал ее. Она была бы громом среди ясного неба, и советские люди не поблагодарили бы нас за такую развязку событий. Могут сказать, что мы не собирались всерьез воевать. Но тогда это не политика, а политический авантюризм, шантаж, безответственное жонглирование судьбой страны, судьбой партии, нашего великого дела. К счастью, все обошлось хорошо, и тов. Хрущев тут же преподнес это как результат своей гениальности.

А пресловутый «берлинский вопрос»! При встрече тов. Хрущева с Кеннеди в Вене из-за этого вопроса дело дошло до такого накала, что Кеннеди заявил: «Если так пойдет и дальше, то погода в Европе в ближайшее время станет отвратительной». Он имел в виду войну.

Тов. Хрущев предъявил ультиматум: либо к такому-то сроку Берлин будет вольным городом, либо нас не остановит даже война. Неизвестно, на что он рассчитывал. Ведь нет у нас таких дураков, которые считали бы, что надо воевать «за вольный город Берлин». С той поры прошел не один срок, а Берлин так и не стал вольным городом. Правда, построили стену, но для этого не требовался ультиматум. Теперь это также преподносится как великая победа. Но как тут ни выкручивайся, а результат получился не в нашу пользу. Тов. Хрущев хотел пугнуть американцев, однако они не испугались, и нам пришлось отступить, испытать чувствительный удар по авторитету и престижу страны, нашей политики, наших вооруженных сил.

Теперь о карибском кризисе. Тов. Хрущев самодовольно заявляет, что Сталину не удалось проникнуть в Латинскую Америку, а ему удалось. Но, во-первых, политика «проникновения» — это не наша политика. А во-вторых, только авантюрист может утверждать, будто в современных условиях наше государство может оказать реальную военную помощь странам этого континента. Ведь он отстоит от нас на расстоянии многих тысяч километров и отделен океанами. Как туда переправить войска, как снабжать их? Ракеты в этом случае не годятся: они сожгут страну, которой надо помочь, — только и всего. Спросите любого нашего маршала, генерала, и они скажут, что планы военного «проникновения» в Южную Америку — это бред, чреватый громадной опасностью войны. А если бы мы ради помощи одной из латиноамериканских стран нанесли ядерный удар по США первыми, то, мало того что поставили бы под удар и себя, — от нас тогда бы все отшатнулись.

В свете всего этого особенно ярко виден авантюризм политики в отношении Кубы. В одной из речей тов. Хрущев заявил, что если США тронут Кубу, то мы нанесем по ним удар. Он настоял на том, чтобы на Кубу были направлены наши ракеты. Это вызвало глубочайший кризис, привело мир на грань ядерной войны, это страшно перепугало и самого организатора столь опасной затеи. Не имея другого выхода, мы вынуждены были принять все требования и условия, продиктованные США, вплоть до позорного осмотра американцами наших кораблей. Ракеты, а также большая часть войск по требованию США были вывезены с Кубы.

Эта история также нанесла ущерб международному престижу нашего государства, нашей партии, вооруженным силам и в то же время помогла поднять авторитет США.

Серьезно ухудшились и советско-кубинские отношения. Кубинский народ и Кастро расценили вывоз ракет как оставление Кубы на произвол судьбы. В отношениях кубинцев к нам, к нашей стране появились серьезные трещины, которые и до сих пор дают о себе знать.

Но вы знаете, что поражение в карибском кризисе тов. Хрущев также выдает за победу. Более того, он и далее намерен идти той же дорогой, то есть путем авантюр. Недавно он членам Президиума ЦК заявил буквально следующее: «Надо заключить с Кубой договор о взаимопомощи. Будут кричать, что это авантюра. Ну и черт с ними — пусть кричат».

Откровеннее не скажешь.

Как видите, в течение последних семи лет Советская страна без всяких к тому серьезных причин и оснований трижды оказывалась на грани войны. Это тоже не случайность, а система, особый «способ» осуществления внешней политики путем угрозы войной империалистам. Конечно, когда не остается другого выхода, то империалистам можно и нужно грозить силой оружия, чтобы отрезвить их. Но нельзя это делать системой.

Мы и впредь не отказываемся от помощи народам, ведущим справедливую войну за национальное освобождение. Помогать необходимо, но с учетом их просьб и наших интересов, с учетом реальных возможностей помощи и последствий вмешательства. Надо всегда помнить указание Ленина о том, что мы обязаны проявлять самые устойчивые и мирные настроения, ибо империалисты могут использовать всякую возможность возобновления войны.

Несколько слов по поводу заявления тов. Хрущева о том, что «если СССР и США договорятся, то войны в мире не будет».

Это неправильный лозунг. США рвутся к мировой гегемонии, стремятся всем навязать представление, будто они являются хозяином и руководителем современного капиталистического мира. А этот лозунг означает, что мы считаем Англию, Францию и ФРГ только послушными исполнителями воли американцев. Но пример Франции и ФРГ показывает, что дело обстоит совсем не так. Такой лозунг вопреки нашему желанию толкает и малые европейские страны в подчинение США.

А наша задача заключается в другом — использовать рознь и противоречия в лагере стран империализма, доказывать, что США не являются гегемоном в этом лагере и не имеют права претендовать на него. Наконец, такая трактовка проблемы ухудшает наши отношения с социалистическими странами.

Позвольте высказать несколько замечаний о наших взаимоотношениях с социалистическими странами. Вы знаете, что сейчас в мировой социалистической системе сложилось очень тревожное положение. Образовалось, по существу, три группы этих стран. Первая группа — страны, идущие за СССР, вторая — идущие за Китаем и третья — страны вне этих группировок (к ним относится Югославия и в последнее время, пожалуй, Румыния). Возникла совершенно реальная угроза раскола социалистического лагеря.

Главная причина возникшей опасности раскола — подрывная деятельность китайского руководства, скатившегося на позиции великодержавного национализма и неотроцкизма. Но есть и ряд причин, в которых виноват тов. Хрущев. В беседах с руководителями братских стран он проявляет грубость и несдержанность, высокомерие и оскорбительные выражения.

Мао Цзэдуна он публично назвал «старой калошей», тот узнал об этом и, конечно, пришел в ярость. В недопустимом тоне говорил он и с Георгиу Деж во время пребывания в Румынии, грубо вмешивался во внутренние дела румын, кричал, что они ничего не смыслят в сельском хозяйстве, хотя это не соответствует действительности. Недавно в беседе с Бен Беллой, этим лучшим другом Кастро, тов. Хрущев назвал Кастро быком, готовым броситься на любую красную тряпку. Аналогичного характера непозволительные отзывы не раз делались об Ульбрихте и Гомулке, а также о других товарищах. Причем сегодня ругает, а завтра — превозносит их до небес; на людях и в лицо им говорит одно, а за глаза — другое. Такая практика отнюдь не способствует сплочению. Не зря Ленин в свое время предостерегал, что личные качества могут стать причинами раскола.

Настороженности социалистических стран в отношениях с нами немало способствует и то, что тов. Хрущев вынашивает ряд таких идей, которые ничего, кроме вреда, для единства социалистических стран не принесут. Он, например, вынашивает планы добровольного присоединения к Советскому Союзу Болгарии и Монгольской Народной Республики.

Монгольские товарищи, когда перед ними поставили этот вопрос, вообще ушли от его обсуждения. В Болгарии слухи об этом просочились в народ, и возникла невиданная для наших друзей вспышка национализма. Дело дошло до того, что под лозунгом: «Не хотим быть московской губернией» националистам удалось объединить немало людей.

Другая столь же опасная идея тов. Хрущева — это создание арбитража или проведение опросов населения по поводу территориальных споров между социалистическими странами. Эту идею он выдвинул недавно. Но кто же из социалистических стран по приговору третьей страны отдаст другой стране свою территорию? Или как можно, чтобы вопрос о принадлежности той или иной территории решал не весь народ, не правительство страны, а лишь население данной территории? Это противоречит всем принципам отношений между социалистическими странами, записанным в нашей же Программе.

Особо надо сказать о непоследовательности и противоречивости действий тов. Хрущева по китайскому вопросу. То он давал указание готовить решительный отпор, то предлагал прекратить полемику. Это внесло растерянность и замешательство в ряды братских партий. Одни полемизировали с КПК, другие молчали, и все шло вразброд. А руководство КПК не теряло даром времени; оно разработало план, тщательно подготовилось и повело против нас организованную атаку.

Следует признать, что в обострении отношений с руководством компартии Китая сыграло отрицательную роль и вызвало недоумение в социалистических странах наше поведение в период китайско-индийского конфликта. Китайцы совершили глупость, развязав войну. Но как бы там ни было, Китай является социалистической страной, а Индия — при всем ее нейтрализме — буржуазное государство, и нам не следовало снабжать ее оружием против социалистического Китая.

Нельзя представлять дело так, что мы ни в чем не виноваты в возникшей обстановке разброда и шатаний в среде братских социалистических стран и в международном коммунистическом движении. Не сдавая принципиальных позиций в борьбе с ошибками китайского руководства, мы обязаны умнее, более четко и тонко вести ленинскую политику сотрудничества со всеми коммунистическими партиями. Раз и навсегда нужно покончить с идеями, подобными «присоединению» социалистических стран к Советскому Союзу, арбитража и опроса по территориальным спорам и т.п. Ни к чему хорошему они нас не приведут.

И задача состоит в том, чтобы исправить создавшееся положение, умелой ленинской политикой восстановить единство стран социализма и международного коммунистического движения.

Необходимо разобраться и в таком важном вопросе внешней политики нашей партии и государства, как оказание экономической и финансовой помощи другим странам, и прежде всего странам, недавно обретшим национальную независимость, ставшим на путь самостоятельного развития.

Трудно переоценить выдающуюся роль Советского Союза в этом деле. Верные своему интернациональному долгу, мы оказываем и будем впредь оказывать им посильную экономическую и иную помощь, пропагандировать преимущества социалистического пути, делиться накопленным опытом нашего строительства, помогать в подготовке кадров, в развитии культуры.

Однако сейчас в этом деле царит произвол, отсутствует продуманный политический подход, учет целесообразности; есть только субъективное желание тов. Хрущева. Он стремится за счет интересов нашей страны быть добрым и этим завоевать себе авторитет. Щедрые и обременительные для нашего народа дары и другие виды экономической помощи он оправдывает необходимостью помочь этим странам быстрее развить свою независимую экономику.

Но надо реально смотреть на вещи. А реальность такова, что сотни лет американцы, французы, англичане и немцы занимали господствующее положение в Азии, Африке и Латинской Америке. Они создали там свои бастионы — экономические и военные, отлично знают обстановку, обычаи и нравы, условия жизни этих народов, имеют там свои кадры. Люди этих стран пользуются их языком. Мы же порой, ничего толком не зная о таких странах, оказываем им широкую финансовую, технико-экономическую, военную и иную помощь.

Результаты во многих случаях оказались плачевные: съев то, что мы им дали, руководители некоторых из этих стран отвернулись от нас. Капиталисты смеются над нами, и правильно смеются. Это происходит потому, что мы не всегда проявляем политическую, классовую разборчивость, даем помощь и кредиты странам, руководители которых хорошо отличают рубль от кукиша, но не умеют отличить коммуниста от предателя, идут в фарватере политики империалистических государств.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments