sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Продолжают закручивать гайки.

Оригинал взят у vladimir_krm в Продолжают закручивать гайки.
Оригинал взят у bulochnikov в Продолжают закручивать гайки.[Spoiler (click to open)]

Сегодня группа депутатов из всех четырех фракций Госдумы, как и обещал накануне “Ъ”, внесет пакет законопроектов, усиливающий антитеррористический инструментарий правоохранительных органов и спецслужб. Помимо традиционного увеличения сроков вплоть до пожизненного по антитеррористическим статьям Уголовного кодекса (УК), думцы предлагают наказывать за дестабилизацию работы органов власти и за насильственный захват власти, как за терроризм. Особой мерой противодействия станет контроль за денежными потоками в системе электронных платежей, в том числе в интернете. Все это, как уверены думцы, поможет силовикам пресекать теракты. Эксперты отмечают, что действующее законодательство и сейчас дает правоохранительным органам возможность успешно противодействовать терроризму.

У проектов четыре автора. Глава думского комитета по безопасности единоросс Ирина Яровая (до избрания депутатом — работник прокуратуры), коммунист Олег Денисенко (бывший боец группы «Альфа»), член ЛДПР Андрей Луговой (экс-сотрудник ФСБ) и справоросс Леонид Левин (специалист по пиару). Проекты разрабатывались в режиме плотных консультаций с силовыми ведомствами, пояснила “Ъ” Ирина Яровая. По ее словам, законопроекты предлагают существенные новации, касающиеся тех сфер, которые так или иначе могут быть использованы в преступных целях, в том числе террористических. Это поправки к УК и КоАП, к действующим законам «О связи», «О противодействии легализации и отмываю доходов, полученных преступным путем», «О национальной платежной системе», «О ФСБ», «О противодействии терроризму» и др.

Сотрудники ФСБ, по замыслу авторов пакета, получат право на личный досмотр граждан, их вещей и транспортных средств. До сих пор это было прерогативой сотрудников МВД. По ряду статей ужесточаются наказания вплоть до пожизненного срока. Это содействие террористической деятельности, публичные призывы к террористической деятельности, обучение в целях ведения террористической деятельности, создание террористического сообщества и организации и участие в них. Столь же жестко будут наказывать за угон воздушного судна, железнодорожного транспорта, за нападения на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой. А если цель преступления — пропаганда, оправдание и поддержка терроризма, то это теперь будет считаться отягчающим обстоятельством.

Помимо этого, думцы предлагают наказывать, как за терроризм, за посягательство на жизнь общественного деятеля (ст. 277 УК), насильственный захват власти и ее удержание (ст. 278 УК), вооруженный мятеж (ст. 279 УК). А среди критериев террористической деятельности появляется «дестабилизация деятельности органов власти».

Отдельный блок поправок посвящен противодействию отмыванию доходов и контролю за денежными операциями и информацией в телекоммуникационных сетях. У хостинг-провайдеров, владельцев сайтов и других лиц, круг которых определит правительство, появится новая обязанность — хранить в течение полугода данные о приеме, передаче, доставке, обработке различной электронной информации. Требовать ее будут вправе силовые органы в рамках оперативно-разыскной деятельности. Это правило будет также распространяться на иностранные ресурсы, которые предоставляют информационные услуги на территории России.

Неперсонифицированные платежные средства, такие как «Яндекс-кошелек» или предоплаченные пластиковые карты, предлагается подвести под сокращение объемов анонимных перечислений. Перечисления через границу (трансграничные) фактически будут запрещены (до сих пор этот запрет был зафиксирован лишь в отношении банковских и почтовых переводов). А внутри страны на них будут введены более жесткие лимиты — 15 тыс. руб. вместо 40 тыс. руб. в месяц, при этом не более 1 тыс. руб. в течение рабочего дня.

Ограничения коснутся и некоммерческих организаций. Поправки обязывают их отчитываться в расходовании 100 тыс. руб., поступивших из-за рубежа (в настоящее время 200 тыс. руб.).

Все эти меры разработаны для того, чтобы правоохранительные органы могли пресекать на ранней стадии любые вероятности теракта, говорит Ирина Яровая. Эти меры «будут непопулярными», признает Олег Денисенко. Но он уверен, что спецслужбам необходим этот «инструментарий», чтобы пресекать деятельность террористов до того, как те совершат теракт.

Депутатов поддерживают в Кремле. «Мы приветствуем меры, которые направлены на усиление государственной безопасности»,— говорит источник “Ъ” в администрации президента.

.

2--Следственный комитет подготовил законопроект, по которому коррупционерам грозит жесткая конфискация имущества - даже того, которое оформлено на родственников и знакомых. Претендент на покупку госсобственности не сможет совершить сделку анонимно и пройдет проверку, в том числе и спецслужб. Сфера ответственности СКР будет расширяться.

Александр Бастрыкин:

Некоторые моменты намеченной приватизации вызывают тревогу. Мы с большим трудом восстановили тяжелую, прежде всего оборонную промышленность, я это знаю по Ленинграду, по Петербургу, которая была в 90-е годы практически разрушена в процессе приватизации, и теперь эти заводы сегодня работают.


Мне кажется, что некоторые объекты, которые войдут в этот план и будут подвергнуты приватизации, могут повторить ту историю, которую мы имели в прошлом. Мы считаем обоснованными опасения, что те деформации, которые возникли в ходе предыдущей приватизации, могут повториться. Зачастую лица, претендующие на государственные активы, находятся далеко за пределами России, и их не интересует благосостояние нашей страны.

Александр Бастрыкин: Чтобы приватизация окончательно не добила нашу экономику, мы предлагаем комплекс взаимосвязанных мер, в числе которых:

- установление обязанности претендентов на госактив раскрыть сведения о своих бенефициарных владельцах и аффилированных лицах, а также санкции за ее несоблюдение. Государство и общество должно знать, кому именно в конечном счете поступит приватизируемое имущество;

- установление права осуществлять оперативно-разыскную деятельность в целях проверки личности претендентов на государственное имущество и представляемых ими документов. В настоящее время эта информация вообще не проверяется;

- введение уголовной ответственности оценщиков за фальсификацию отчета об оценке. 

Проект такого закона концептуально поддержан заинтересованными ведомствами, в том числе Счетной палатой, ФСБ России, МВД России и ФАС России.

Мы хотели бы, чтобы государство, в том числе правоохранительные органы, по крайней мере, ясно представляли,  кто стоит за теми приватизаторами, которые будут выступать в этом качестве официально. Во-вторых, мы могли бы включить уголовно-правовые механизмы реагирования в тех случаях, когда эта приватизация, конкретно стратегических объектов, могла бы нанести ущерб нашему государству.

Александр Бастрыкин: Отвечу на примере Ленинграда. Я это знаю совершенно точно, потому что тогда работал в органах юстиции, имел доступ к некоторой информации. Ведь беда не в приватизации как таковой. Наверное, в некоторых случаях она необходима. Беда заключалась в том, что за приватизаторами нередко стояли либо прямо иностранцы, либо второй ряд иностранцев. Они выкупали ленинградские оборонные предприятия, а потом их просто банкротили.

- Чтобы уничтожить конкурентов?

Александр Бастрыкин: Абсолютно верно. Но это в лучшем случае. Но почему-то все это прошло безнаказанно, и все потом с большим трудом восстанавливалось. Но мы не хотим этого повторять. Вопрос этот сложный, есть разные взгляды на экономику. Но я хотел бы привести такие данные, которые почему-то у нас не звучат: в Финляндии 25 или 30 процентов госсобственности в промышленности, во Франции - 40 процентов.  Есть еще целый ряд стран, где никто не гонится за какой-то абсолютной приватизацией. Каждая страна имеет собственный путь экономического развития, который учитывает не только экономические факторы, но и факторы психологии, исторических традиций.

- Особый интерес вызвал ваш проект закона о введении уголовной ответственности за незаконное установление контроля иностранным инвестором над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности России. Но о нем очень мало что известно.

Александр Бастрыкин: Есть основание полагать, что неисполнение ряда важных гособоронзаказов связано именно с косвенным контролем за такими предприятиями со стороны иностранных инвесторов, которые умышленно препятствуют исполнению обязательств по гособоронзаказам. И даже неизвестно, кому в конечном итоге аффилированы эти инвесторы - зарубежным бизнесменам или иностранным спецслужбам.



Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments