sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Category:

"Тяжкая" доля профессора Преображенского



Оригинал взят у sokura в "Тяжкая" доля профессора Преображенского
После того, как я впервые увидел фильм Собачье сердце, хотел прочесть книгу, но всё время что-то мешало. В последние лет пять желание становилось всё слабее, а совсем недавно пропало вовсе. И, отнюдь, не потому, что пропала любовь к печатному слову. Я наконец-то обратил более пристальное внимание на личность профессора Преображенского и анализ его поведения и высказываний мне очень не понравился.

Нет сомнений, что образ у Булгакова получился яркий: умнейший человек, светило медицины, уникальные операции и прочее. А что мы имеем в противовес? Абсолютно антисоциальная личность не желающая подчиняться законам государства, в котором живёт.

Буду пояснять подробнее.

Какое время описано в книге? Судя по некоторым деталям, это 19-21й годы. Только что закончилась Гражданская война (а на Дальнем Востоке она ещё продолжается). В стране действительно разруха. Именно в стране, а не в головах, как об этом говорит наш герой (к той ситуации, о которой я говорю, мы ещё вернёмся). В бюджете нет денег, что бы заняться строительством жилья, нет денег, что бы загрузить промышленность заказами, страна вынуждена выплачивать огромные долги как царского правительства на войну, так и свои собственные, жилищный вопрос стоит не просто остро, а катастрофически. Вы знаете, как жили фабричные рабочие до революции? Могу вам сообщить, что жизнью это назвать можно только с огромными оговорками. Место в бараке или землянка – это уже была роскошь. Большинство жили там же, где и работали. А барак – это не то, что называли таковым при позднем социализме (дом под одной крышей, где у каждого владельца был отдельный вход в свои комнаты). Барак – это было одно общее помещение с нарами типа казармы и где жили все, отгораживаясь от соседей чем-то вроде шторки. Там спали, готовили, рожали, растили детей. А что такое землянка на широте Москвы, где зимой морозы до -40 вполне нормальное явление? Демократов прошу не обольщаться. В "просвещённой" Европе жизнь у большинства рабочих была не лучше.

Теперь вернёмся к личности нашего профессора. Как он выглядит? В общественной больнице, где он мог бы приносить пользу обществу, он работать не хочет (он ведь профессор и светило), двигать науку в государственном институте (после чего плодами его изысканий могли бы пользоваться другие) он тоже не хочет. У него частная клиника на дому. Гонорары за операции он берёт наличными (а налоги с гонораров платит? Я сомневаюсь). При этом он открыто заявляет о своей ненависти к большинству населения своей страны и полной оппозиционности власти.

То есть с точки зрения общества и государства профессор Преображенский является полностью бесполезным для первого и явно вредным для второго.

Теперь вернёмся к конфликту в произведении. Все "думающие" зрители и читатели сразу принимают сторону нашего героя. Это происходит потому, что, во-первых, он всё-таки главный герой (ГГ), а ГГ практически всегда ассоциируется, как положительный. Во-вторых, мы видим ситуацию его глазами и не знаем аргументов его оппонентов. И тут начинается возмущение: "Как это так? Мировое светило хотят "уплотнить"!"

А почему, собственно, его нельзя "уплотнить"? Как мы уже увидели выше, никакой пользы ни общество, ни государство от него не видит. Он не пользуется никакими государственными льготами, не будучи на службе у государства. Свои шесть комнат он занимает совершенно незаконно только пользуясь благорасположением чиновника высокого ранга. С точки зрения закона – это коррупция.

Теперь о том, что "калоши украли и на ковре натоптали". Это сейчас мы все умные (среднее образование есть у всех, а высшее у половины), культурные (с детства привыкли к удобствам в отдельной квартире). А теперь давайте посмотрим на семьи тех рабочих, которых расселили в комнаты квартир дома, в котором проживает наш профессор. Эти рабочие жили в лучшем случае в бараке, унитаз они, впоне возможно, увидели впервые в жизни, калоши они, извините, тоже не носили никогда, так как та обувь, которую они носили, не подразумевала применение этих резино-технических изделий, и в барак они ходили отнюдь не по ковровым дорожкам.

Наш профессор совершенно не интересуется их жизнью. Он только знает, что они устраивают собрания, где поют хором. Он высказывается о разрухе в головах, но не ударит пальцем о палец, что бы что-то с этой разрухой сделать. Не думает даже пойти к ним и попытаться что-то объяснить о правилах человеческого общежития в новой для них среде.

А вот Швондер (ох и подобрал же автор ему фамилию) наверняка пытается что-то сделать. Главный отрицательный у Булгакова председатель домкома. То есть лицо ответственное за состояние дома и он (председатель) не может этого не понимать (будь он полным дураком, не смог бы получить эту должность). За развал его по головке не погладят. Поэтому и устраиваются ежевечерние собрания, которые начинаются (или заканчиваются) хоровым пением. И возражений по этому поводу даже слышать не хочу, так как собрания под руководством председателя домкома только ради песен – полный нонсенс. Можно подумать, что у него больше дел нет, кроме как петь хором с жильцами.

Так что меня в очередной раз поражает гуманность советской власти, когда даже такому бесполезному и даже явно вредному человеку разрешает свободно работать, прося при этом слегка потесниться в пользу явно нуждающихся. В "цивилизованных демократиях" с инакомыслящими и не подчиняющимися требованиям власти поступают куда как круче.

Tags: Булгаков, Преображенский
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments