sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

О страхе



Вчера довелось побеседовать с сотрудником, работающим в другом цехе. На мой вопрос радует ли его то, что укропы бегут в панике и скоро наши возьмут Мариуполь, он разразился тирадой почти без пауз между словами, что "я вообще хочу, что бы меня оставили в покое, все виноваты в том, что идёт война, я хочу, что бы всё закончилось, у нас посёлок бомбят, ты вообще знаешь, как это страшно, когда бомбят и рядом с тобой (метрах 100-150-ти) взрывается?".

Я увидел, что человек сильно боится, да и вообще чмо безыдейное по жизни и не стал ему отвечать. Только извинился за некорректный вопрос. Но желание высказаться осталось, поэтому постараюсь как-то сделать это здесь. Всё, что я расскажу, было со мной в разное время и разных местах.

Что вы знаете о страхе и опасности?

Я учился на сталевара и в ходе практики попал на завод Днепроспецсталь в Запорожье.
Замечание. Дуговая печь на расплаве грохочет так, что собеседника не слышно, даже если он орёт тебе на ухо.


Это дуговая печь со стороны рабочего окна (будет дальше)

Конструктивно там для замены шлаковой чаши рабочая площадка отодвигается от печи и заезжает под неподвижную площадку. Конец плавки, я мету площадку от мусора и не замечаю, что сзади меня её уже нет, а подо мной шлаковая чаша, полная расплавленного шлака (около 1200 градусов), я оступаюсь с края и падаю вниз. Попадаю в чашу и сгораю на месте. Как-то получается в полёте извернуться, как кошке и ногами приземлиться на край, после чего перебраться к щели под площадкой и вылезти и ямы.

Через пару недель в металлоломе в соседнюю печь попадает 152 мм гаубичный снаряд. Такой же, которыми укропы сейчас бомбят мирных жителей ДНР. Кирпичи свода, металлолом и обломки электродов разлетались по всему цеху. И меня убивает осколком задевает по спине кирпичом (сводовый кирпич 8 кг).

Ещё через месяц я после плавки занимаюсь жёлобом и выпускным отверстием, надо мной и чуть сбоку свод печи и вдруг из зажима выпадает раскалённый электрод (0,5 м в диаметре и 4 м в длину), перебивает маслопровод, столб пламени бьёт до крыши (20 м) и я сгораю, как факел.

После учёбы была служба на подводной лодке. Здесь было ещё веселее.


Вот на такой лодке я и служил

http://soulim.livejournal.com/16641.html

Подводная лодка 613 проекта – труба прочного корпуса, длиной 52 м и диаметром 4м, в которой напихана куча оборудования, торпедные аппараты, торпеды и прочее и ещё 52 человека экипажа. Нашей лодке на момент моей службы перевалило за 35 лет (очень много для подводной лодки).

Для начала мы под Поти попали в донный ил. Все видели фильмы, где люди попадают в болото и их засасывает? Вот так же засосало и нас. Около суток мы отрабатывали правым и левым валом, а потом обоими и опять по кругу ход назад. Обесточили всё, что только можно. И когда уже заряд в батарее был почти на ноле, удалось вырваться. Разрядилась бы батарея и нас могли бы вообще не найти. В лучшем случае через пару-тройку недель и ещё через пару сумели бы поднять. Но нам было бы всё равно – с регенерацией воздуха мы смогли бы протянуть не более недели. Каково это – знать, что нас засосало и прикидывать шансы на благополучный исход?

А каково чувствовать себя, когда в подводном положении рядом с тобой загорается электрораспределительный щит? Когда не хватает времени подумать, что делать раньше: включаться в дыхательный аппарат, а потом тушить или наоборот?


Примерно такой, как слева на фото, только напольный.

А каково попасть в девяти балльный шторм и не иметь возможности погрузиться, так как батарея разряжена? Через верхний рубочный люк полным диаметром при каждой волне хлещет столб воды.



В третьем и пятом отсеках воды по колено (при том, что палуба делит все отсеки пополам по высоте и, следовательно, два метра глубины трюма уже заполнены водой). Выглянув на мостик, ты уже видишь, что из воды торчит только три метра рубки, а значит достаточно принять ещё 6-7 тонн воды (что при таких волнах пара пустяков) и мы медленно и печально отправимся на дно.

А каково это выйти на подстраховку сторожевиков, выдавливающих Йорктаун.

http://sokura.livejournal.com/3147846.html

Знать, что на борту две ядерные торпеды, приготовлены к выстрелу четыре носовых торпедных аппарата (два с обычными, два с ядерными).


Носовой отсек

Знать, что акустики постоянно отслеживают цель, лодка наведена, торпедисты в готовности. Видеть, как командир держит пакет с кодами и каждые десять минут дёргает радистов на предмет радио из штаба с приказом торпедировать нарушителей. Знать, что в худшем случае из-за твоего экипажа может начаться ядерная война.

А каково это, когда на глубине вырывает забортный клапан и отсек до половины затопляется (был прикомандирован на другую лодку) и ты до прихода в базу сидишь в ледяной воде без связи и в неизвестности о своей судьбе?

Каково это пройти через это, знать об авариях на других лодках и, тем не менее изо дня в день ходить в море, выполнять боевые задачи и умудряться не поехать умом?

А ведь после службы я опять пошёл работать на сталеплавильную печь.

Каково это на выпуске при наклонённой печи отходить от жёлоба, когда уже по нему в ковш хлещет расплавленная сталь (1490 градусов), а твоя нога скользит по пыли, ты летишь в ковш и повторяешь судьбу первого Терминатора чудом успеваешь зацепиться за ограждения? Вылезаешь, молясь, что бы ограждение выдержало и не обломилось.



Каково это, когда ты только отходишь от печи, а из неё происходит выброс металла на площадку?

Каково это, когда ты надеваешь суконную куртку для работы напротив рабочего окна (хотя раньше работал в одной рубашке) и именно в этот раз печь в тебя плюёт пламенем. И ты сгораешь, как факел отделываешься только наполовину обгоревшей до волдырей мордой.

Каково это пройти мимо работающего крана, а у тебя за спиной лопается канат и человеку сносит половину черепа?

Последние 20 лет работа, вроде бы, менее опасна, но ставить датчик рядом с втулочно-пальцевой муфтой, вращающейся с частотой 1500-3000 об/мин. и знать, что если у тебя закружится голова, оступишься, рука дрогнет и ты рукавом зацепишься за один из болтов. То твои куски будут собирать в радиусе 20 метров. Такое тоже не добавляет жизни радости.



Теперь вернусь к разговору. На тот момент по бомбёжкам мне особо нечего было ответить. Действительно, самые близкие ко мне разрывы были в трёхстах метрах. Но вчера я шёл с работы и в частном секторе примерно в сотне метров от меня укропские диверсанты компактно по времени и площади положили три 82 мм миномётные мины. От неожиданности я сразу даже присел. Но ощущения... Примерно, как у водителя в этом ролике после 1.00 мин.



Да, я не знаю, каково это быть в бою, когда вокруг взрываются снаряды и свистят пули. Не взяли меня в ополчение. Я не был в шахте и не знаю каково приходится шахтёрам. Мне не с чем сравнивать. Но теперь я точно знаю, что, например, три года службы на лодке или четыре года работы сталеваром, или двадцать лет диагностики работающего оборудования куда страшнее, чем разок-другой побывать под бомбёжкой.
Tags: Выживание, биография, моё
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments