sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Война с Америкой почти неизбежна? («Газета Хуаньцю шибао», Китай)

Оригинал взят у pravdoiskatel77 в Война с Америкой почти неизбежна? («Газета Хуаньцю шибао», Китай)
Оригинал взят у aftershock_su в Война с Америкой почти неизбежна? («Газета Хуаньцю шибао», Китай)

Джон Миршаймер (профессор Чикагского университета, США): Может ли Китай прийти к величию мирным путем? Мой вывод таков: нет, не может. После того как Америка превратилась в регионального гегемона, она стала активно препятствовать возникновению сильных игроков в других местах. Она подобным образом относилась и к Германии, и к Советскому Союзу, и к Японии. Америка не хотела, чтобы у нее под боком оказалось сильное государство из другого региона, в этом суть доктрины Монро. Если кто-то все же осмеливался бросить нам вызов, мы изгоняли его, и к Китаю отношение будет таким же.

Китай – страна с блестящей историей. В ее превращении во всемирного гегемона есть железная логика. И КНР может выдвинуть свою собственную «доктрину Монро»: став наиболее сильной страной в регионе, Китай не заинтересован в том, чтобы допускать Америку в свою «вотчину».

И действительно, разве перенос стратегического упора в Азию – не попытка ограничить рост Китая и помешать ему стать региональным гегемоном? Поэтому войны между Китаем и США будет трудно избежать. Конфликт вполне вероятен – из-за Тайваня или Корейского полуострова. Лицемерие США в том, что Америка заявляет о толерантности по отношению Китаю, но в действительности не сможет допустить его роста и развития. В конечном итоге сценарий, в котором КНР и США встречаются на поле брани, вполне вероятен.

Янь Сюэтун (профессор университета Цинхуа): Являясь реалистом, я во многом согласен с Миршаймером. Я согласен, что и Китай, и Америка хотят быть №1 в мире, и разделяю мнение о том, что Китаю следует действовать ответственно и осмотрительно, воздерживаться от громких действий и высказываний. Однако по поводу стратегического выбора Китая и Америки наши позиции расходятся. Не факт, что Китай пойдет по тому же пути, что и его соперник, к тому же и у Америки есть другие варианты, помимо сдерживания Китая. Возможно у США этих вариантов стратегии даже больше, чем у Китая на его пути к мировому лидерству.

Си Цзиньпин отметил, что дипломатические отношения с соседними странами должны создавать благоприятные условия для возрождения нации. Он стоит на позиции углубления мирного сотрудничества с соседями, в плане экономики продвигает идеи «морского Шелкового пути» и «экономического пояса нового Шелкового пути». Подобный подход отличается от того, что было раньше, это нечто совершенно новое. Раньше в нашей внешней политике всегда ощущалось превосходство США. Когда у Америки были конфликты с нашими соседями, мы всегда считались с ней. Откуда нам взять теперь доброжелательных соседей?

Китай считает, что для облегчения взаимодействия следует стремиться к тому, чтобы у партнеров были общие интересы, а вовсе не взаимное доверие. Поэтому даже если в чем-то конфликт интересов все же возникнет, можно будет вместе принять превентивные меры и предотвратить возникновение реального конфликта. Общие интересы, а не взаимное доверие – вот основа сотрудничества.

Как Китаю добиться дружбы других государств? Путь к получению настоящих друзей – взаимная помощь. Китаю следует проводить такую политику, которая позволит и дружественным странам извлекать выгоду из отношений, а не думать лишь о том, как бы нажиться на партнере. Это и есть так называемые «распространение своего доброго отношения на соседние страны» и «общность судьбы всего человечества» (лозунги, находящиеся на слуху после XVIII съезда КПК – прим. пер.).

Китаю следует быть своего рода «добродетельным правителем». Однако следование идеям «общности судьбы всего человечества» — и есть современный вариант «добродетельного правления». С точки зрения наступательного реализма мораль бесполезна, однако нравственный реализм рассматривает мораль в качестве одного из составляющих элементов реальной силы государства, ведь именно благодаря ей можно углублять отношения с союзниками, за границей — завоевывать новых друзей, а внутри страны – получить поддержку народа.

В 50-е и 60-е годы прошлого века Китай был очень слаб, однако активно участвовал в военных конфликтах. По мере экономического роста Китаю все меньше хотелось прибегать к помощи оружия, и КНР стала самой мирной из основных держав планеты. Таким образом проявлялась склонность Китая к мирному возвышению, вот где ее начало.

Однако стремление к мирному возвышению отнюдь не означает, что Китай терпеливо снесет все, что угодно, или боится применить оружие. Мысль Си Цзиньпина о существовании «предела» в политике как раз об этом. У китайского внешнеполитического курса теперь есть и основные принципы, и нижняя граница, сформировались свои особенности. Исходя из всего этого я не исключаю, что Китай может быть ввязан в войну, такой риск существует, однако я не отрицаю и того, что у Китая есть шанс прийти к величию мирным путем.

Между Китаем и Америкой открытой войны не будет хотя бы потому, что, во-первых, существует ядерное оружие. Раз уж атомные бомбы предотвратили войну между Америкой и Советским союзом, то они, естественно, смогут удержать от войны и Америку с Китаем. Во-вторых, глобализация. Степень экономической взаимозависимости между странами мира сейчас куда больше, чем перед Первой мировой. При этом роли, которые играют глобализация и экономическая взаимозависимость, немного отличаются. Глобализация повышает степень чувствительности по отношению к взаимной зависимости, но в то же время она понижает степень уязвимости таких отношений. В итоге обе стороны не просто очень осторожно подходят к вопросам объявления войны, но и не очень стремятся к ней.

(Данная статья составлена из фрагментов публичной беседы двух вышеназванных экспертов)

«Газета Хуаньцю шибао», Китай — InoSMI

Источник: wartelegraph.ru.

Комментарий от редакции:
США и Китай поделили мир без России - значит, поделили и Россию?

США и Китай делят мир пополам. Под их влиянием на политику сформируется общий характер 21 века. Это стало понятно после того, как вице-президент США Джо Байден на днях посетил Пекин. Главным итогом его переговоров с китайцами стало определение отношений США и Китая как ключевого фактора мировой политики. "Это отношения, которые определят весь ход XXI века, это организующий принцип международных отношений на годы вперед", - сказал Байден. Ли Юаньчао определил связи США и КНР как "самые важные двусторонние отношения в мире". Неужели, смирившись с силой Китая, США готовы подвинуться на троне?

Надо учитывать, что США, в принципе, не готовы ничего делить ни с кем – они идеологически на это неспособны и всерьез на это никогда не пойдут. Главная цель США в последние два столетия, особенно в последние десятилетия, начиная с момента начала Холодной войны – это установление единоличного мирового господства. К этой цели они шли все эти годы, действуя особо интенсивно последние несколько лет, начиная с так называемой "Арабской весны". И, в принципе, они уже стояли на грани завершающей стадии установления единоличного господства. По сути, американцам осталось захватить Сирию, создать там устойчивый плацдарм для финальной стадии наступления на Иран. Окружение Ирана со всех сторон – Афганистана, Ирака, Турции, Сирии – необходимо для того, чтобы замкнуть последний элемент кольца "Анаконды" вокруг России, загнать ее вглубь евразийского континента, к самому северу, к заполярному кругу. Вот какова глобальная стратегия США. Но в Сирии произошел системный сбой – что послужило причиной этому сбою? Об этом мы еще будем размышлять: то ли это была субъектность Путина, его стремление вернуть Россию на глобальную геополитическую арену, то ли несостоятельность Обамы как руководителя, то ли глобальный экономический кризис, то ли наложение всех этих факторов одновременно. Так или иначе, произошла остановка динамичного процесса, и сегодня Америка, чтобы вновь начать движение своего цивилизационного "катка", раскатывающего все живое на своём пути, нуждается в дополнительной энергии.

Энергия эта и финансовая, и политическая, и технологическая. Нужна и моральная поддержка, которой они лишились из-за готовящейся агрессии на Сирию. Тогда даже Великобритания отказалась поверить в инсценировку США, когда они получили критический минимум голосов в ООН и столкнулись с последовательной, четкой позицией России и Китая, которые заблокировали какие-либо силовые движения по отношению к Сирии со стороны США. В этот момент США должны были наступить на горло ООН и окончательно признать, что ООН больше не имеет никакого значения - но это могло привести к перегреву американской империи и к ее взрыву, системному развалу. Поэтому они выбрали вариант с тайм-аутом, и сейчас для старта им необходима дополнительная энергия. Вот эту энергию они и решили получить в Китае.

Помимо США, остались лишь два субъекта, которые объединяют в себе геополитические функции и экономические функции – это Россия и Китай. И это же главные цели американской агрессивной политики. Разрушение России является главной задачей для прекращения существования двухполярной геополитической картины мира: Евразия и Атлантика; противостояние цивилизации суши, в центре которой лежит Россия, и цивилизации моря, которой управляют США. Поэтому призвать Россию стать донором перезапуска американской машины они не могут. Это было бы нелогично и противоестественно. Потому что российские политические элиты все же пока не настолько слабоумны, чтобы не понять, что им предлагают поучаствовать в собственном демонтаже, поэтому остается последняя надежда – это Китай. Китай действительно набирает вес, у него есть динамика развития, которой нет в Европе, и к тому же Европа не имеет геополитической субъектности и какого-либо веса, решающего голоса, не считая того, что она воспринимается, как продолжение американской воли, как некая функция от американских интересов. В то время как Китай демонстрирует суверенную субъектную политику, имеет свою позицию и настаивает на ней, и это приводит к результату – демонстрацией чего является ситуация в Сирии. Поэтому опираться только на Европу США уже не могут, Европа является неким экономическим спонсором американских проектов, и ее американцы воспринимают именно так – как кошелек, который расплачивается за американские эксперименты по всему миру. А вот Китай, он, действительно, субъектен – на него возлагают надежды многие страны мира, как страны Тихоокеанского региона, так и страны за его пределами. Китай умеет находить общий язык с Россией, а американцы – не умеют.

Китай обладает не меньшим экономическим потенциалом, чем Европа и даже США. Поэтому сегодня основная надежда США – это "развести" Китай, создать видимость того, что американцы готовы разделить с ним не только ответственность, но и функции управления миром, глобальными процессами, это так называемый проект левого мондиализма. На эту же удочку левого мондиализма попались Никита Хрущев, и что самое главное – Михаил Горбачев. Они оба стали жертвами этого проекта, суть которого заключалась в номинальном признании правоты советской социалистической модели со стороны Запада, и в предложении, которое исходило от глобального запада – США, в первую очередь - совместно на паритетной основе, сняв идеологическое противостояние, создать глобальное мировое правительство. И затем вместе, как два главных центра силы - советский блок и глобальный запад - управлять миром, разделив функции управления между собой. И Хрущев, и Горбачев стали жертвами этой американской "разводки", что привело к полному краху Советского блока и к победе США в Холодной войне. Хрущев выполнил функцию первой стадии демонтажа сталинского государства - мощнейшего континентального блока, контролировавшего половину мира, а Горбачев стал могильщиком остаточного могущества, сдав Восточную Европу, отодвинув наши рубежи вглубь евразийского континента, подготовив окончательный демонтаж СССР. И все это было реализовано американцами с помощью этого проекта левого мондиализма.

Но тогда речь шла о действительно мощном геополитическом субъекте, который составлял целый блок, это был не только СССР, но и страны Варшавского договора и те страны, которые симпатизировали СССР в рамках Движения неприсоединения, а сегодня, так как крупных игроков, обладающих геополитической субъектностью, больше не осталось, главной фигурой, объектом вожделения американских стратегов оказался Китай. Сегодня успех США и вообще выживаемость США, судьба этого государства как такового зависит от того, поддастся ли теперь уже Китай на эту удочку левого мондиализма? Удастся ли американцам обворожить китайское руководство и привлечь его совместным управлением миром и созданием американо-китайской системы управления. Или же китайской стороне удастся сохранить некую трезвость ума, объективно взглянуть на то, с кем они имеют дело, проанализировать историю подобных предложений, выдвигавшихся со стороны США другим лидерам, государствам, в первую очередь СССР, и после этого трезво воспринять речи Джо Байдена, который сегодня выражает стремление американской элиты сохраниться, продлить агонию своего существования, остывающей американской империи и напитаться живительными соками Китая, чтобы ещё пожить – понаслаждаться комфортом, благосостоянием за счёт других. Это стремление умирающего старца, лежащего на смертном одре, продлить свои минуты жизни. Здесь Россия должна указать Китаю на альтернативный путь и обратиться к золотому веку российско-китайского сотрудничества, когда сталинский СССР и маоистский Китай доминировали на континенте и имели все шансы создать континентальную империю, границы которой совпадали бы с границами континента.

Валерий Коровин, заместитель руководителя Центра консервативных исследований Социологического факультета МГУ

Источник: nakanune.ru

oko-planet.su

Это сообщение было опубликовано в информационном центре Aftershock пользователем ko_mon. Вы можете посмотреть и откомментировать публикацию здесь


Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments