sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Сухопутный океан 4 История РЖД

Полностью здесь http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/94702/

Оригинал взят у oldmen2004 в Технологическое ядро
Тут вот какое дело.
Берия, он конечно, то ли гений, то ли злодей в пенсне и кожанке :)
Но реализовать эту операцию самостоятельно (силами НКВД) - он в принципе не мог.
Подготовить ее основу к началу 1941 года - мог. Выбрать ключевые предприятия, через их мобилизационные отделы разработать детальные планы погрузки, заранее выделить под ее обеспечение ресурсы (от кранов, до автомобилей) - в его силах. В рамках военно-промышленной комиссии (при комитете обороны, начиная с 1938 г) - создать запасы, подготовить площадки для размещения, обеспечить их жизнеспособность и защиту, наметить взаимодействие смежников - реально. Разбить все это дело на этапы, локальные фрагменты, менять исполнителей от наркоматов, обеспечивая секретность - не вопрос.

А вот сам процесс перемещения - нет!
Как мы уже убедились, масштабная железнодорожная перевозка в своей основе имеет планирование, поиск баланса потоков, баланса парков подвижных единиц, темпов обработки. Без этого она просто не может состояться, никаких ресурсов не хватит. Здесь возникает сугубо профессиональная, технологическая задача с множеством аспектов (базовый баланс, его вписывание в иные потоки (размен парков), частные технологические решения по узлам маршрута), заниматься которой должны были специалисты.
Причем, в силу исходной постановки - оно могло делаться только вне структур тогдашних НКПС и ВОСО. Просто группа специально отобранных профессионалов, привлеченная к процедуре порождения схемы операции, занявшая в ней свое место, с последующей трансформацией части планирующей группы в управляющую.
Время?! Не ранее февраля 1941 года.
Только к этому моменту стала в целом ясна расстановка сил у них и у нас, позволявшая с достаточной точностью предсказать возможную структуру грузопотоков военного времени, в которую предстояло вписать "стратегическую эвакуацию". Тогда же, кстати, производится реорганизация ГБ, с выделением НКГБ (Меркулов, акцент на разведку и контрразведку), и НКВД (Берия, с акцентом на внутренние дела, промышленность, моботделы), еще одна перетряска кадров, финишная карусель прикрытия, которая завершится через полгода (30 июня Берия становится членом ГКО, 20 июля вновь образуется единый НКВД).
Сама операция задумывалась, как это теперь очевидно, в характерном стиле "китайской шкатулки". Первая шкатулка - общеизвестная массовая эвакуация всего и вся, шедшая по ситуации, управляемая возникавшими по ходу событий комитетами, подразделениями при ГКО, НКПС-ВОСО, и обновленной службой тыла.
Вторая, вложенная шкатулка - это наша тема, эвакуация ключевых (1500-2500) промышленных предприятий, которую требовалось грамотно вписать в ожидаемые грузопотоки, гарантировав результат при абсолютно любом сценарии развития событий. Была и третья - это операция по возврату задействованного ресурса, концентрация транспортных средств для маневра войсками в решающих битвах 1941 года.

PS
По ВОСО и НКПС... характерный эпизод начала июля, описанный Ковалевым, будущим начальником ВОСО.
Сталин вызывает его для разбора ситуации: грузы в войска отправлены, но их там нет, где они - непонятно.
Вскоре выясняется, что Каганович (НКПС) и Трубецкой (ВОСО) решили, ради ускорения, отправлять воинские грузы "ступенчатыми маршрутами". Просто маршрут - это когда все вагоны поезда идут на одну станцию назначения (что удобно, нет промежуточных операций), а ступенчатый - когда собирают несколько групп вагонов в 2-3 смежных назначения, что в норме предполагает движение с последовательной отцепкой. У них получилось, что военный груз, включался в состав поезда с народнохозяйственными грузами  (условно 30 вагонов с рудой, и к ним - 20 вагонов с снарядами) и отправлялся "в сторону фронта". Военные коменданты станций были не в курсе происходящего, а НКПС учета не вел. Грузы терялись, стояли по тупикам, переадресовывались. Ситуация запуталась настолько, что выход нашли только один - тотальная перепись вагонов, с вскрытием, и взятием воинских грузов на учет. Далее последовала замена начальника ВОСО. Через месяц было создано Главное Управление Тыла красной армии во главе с Хрулевым, в состав которого вошла служба ВОСО; обязанности начальников тыла армий в прифронтовой зоне расширились, в итоге процесс (организация выгрузки, переброска порожних под погрузку) наконец стал синхронизирован на разных уровнях.
Но что интересно: сама исходная идея была совершенно правильной.
Вступил в силу военный график, поезда должны были идти четко, по ниткам, без обгонов. Под эти нормативные нитки графика выделялись паровозы - их необходимо использовать. А обстановка постоянно меняется, и нет у нас в данный момент в нужное назначение "целого поезда" (отправлять "половинки" - локомотивов не хватит). Единственное решение: разменять качество работы по формированию поездов - на работу по их расформированию и выгрузке (здесь закон сохранения работает). Тогда мы "завершаем поезд", добирая его до нужной длины и веса, включая в его состав попутный груз. Компенсируем усложнение - созданием мобильных управлений в зонах массовой выгрузки, организующих командование "временным узлом": прием, маневровую работу, выгрузку, переадресовку, доставку в войска. К этому решению пришли буквально через несколько недель...



Оригинал взят у oldmen2004 в Первый подход
Лето нынче жаркое... Мы сидим, и расслабленно разговариваем "за эвакуацию"
Мой друг, "технолог", рассеянно слушает про обстоятельства, Сталина, Берию, кадровые перестановки, и вдруг оживляется.
- Вот. Технологическое ядро! Если все было именно так, и Берия это понял - снимаю шляпу, умный дяденька.
Впрочем он, говорят, по образованию был технарем, а значит соображал: можно построить прекрасный зал, хорошие кресла, выстроить акустику, но если за пульт не встанет профессиональный дирижер, а в яму не сядут грамотные музыканты - концерт не состоится. Базовая технологическая схема, это...
- Подожди, давай вернемся к теме. Скажи, вот если бы тебя вызвали тогда и сказали: Борис, вам поручается спланировать такую операцию, сколько бы ты делал работу?!
- Сколько? Вчерне, наверное пару месяцев. Сохранение масштаба: если что-то такое разрабатывать сейчас, то все наши компьютеры лишь компенсируют рост сложности системы; все равно думать надо и считать варианты
А в качестве экспресс-оценки, сам смотри: сначала получаем задание: откуда - куда и сколько. Пусть пока без частностей по родам и оборудованию вагонов, пусть это крытые и платформы, в какой-то пропорции.
Дальше легко прикинуть. Вот ты говоришь - полтора миллиона вагонов. Примем, что это был миллион, там ведь и прочая эвакуация шла, которая "не наша" (хотя об этом трудно судить, много ехало без документов, как народно-хозяйственные), значит ориентир - 20 000 поездов
На четыре месяца: получается, если равномерно распределить - по 250 000 вагонов или по 5000 поездов в месяц.
У нас в то время - три основные промышленные зоны: Ленинградский узел, Московский, и Украина, условно Киевский и Харьковский узел. Пусть это грубо раскладывается так: 1000 + 2000 + 2000 поездов; соответственно работаем в диапазоне 30-60 поездов в сутки с каждого узла. Значимо, но не смертельно, вопрос в организации погрузки. Если она идет в стороне, на путях предприятий, или на смежных маленьких станциях (а потом мы вытягиваем вагоны на станции узла с нужной длиной путей и там формируем поезда), то сделать на одной станции по 5 поездов в сутки вполне реально; нам потребуется по 8-10 опорных станций отправления, рассредоточенных по зоне узла.
Вот и посмотрим в первом приближении. Оборот возьмем поближе к реальности, 3-4 суток на погрузку и выгрузку, 6-7 на движение с средней скоростью 200 км в сутки. Кстати сейчас "в век информатизации, электрификации и регулярного менеджмента" - мы ездим практически с той же скоростью (а в те времена, народ еще и жалобы строчил на Кагановича: обещал 400 и в отчетности это показывал, а едем на восток со скоростью 200, а иногда и 100, потому и вагонов не хватает :)). Тогда 10 суток оборота и примерно 1200-1500 км длины - это и будет расчетный средний эвакуационный рейс. Наши вагоны вернутся к нам обратно, где-то через 15 дней; получается два цикла в месяц. Следовательно, на реализацию задачи нам нужно получить парк порядка 125, а скорее, 150 тыс вагонов и 2500 - 3000 паровозов.
Тут мы для оценки полагаем, что работаем без оборотных депо, едем до конца, включая в поезд вагон для сменной бригады. А с оборотными, нам нужно будет распределить эту емкость по трем траекториям, грубо через 150-250 км.
- Многовато получается. В первые месяцы войны неизбежны заторы, неразбериха, ситуативные реакции, все расчетные времена поплывут, и в итоге это будет не 150, а все 300 тысяч вагонов (половина парка), плюс прочая эвакуация, плюс воинские перевозки?! У них ведь тоже пик в это время; экономика встанет.
- О чем и речь. Даже если не касаться темы бомбежек и прочего - задача прямо не решается. А еще посмотрим на карту тогдашних дорог (атлас схем выпущенный ВОСО в 1943 году): там прекрасно видно соотношение двухпутных и однопутных участков. Теоретически мы можем из Ленинграда уехать направо на Вологду и далее на восток; точно также можем из Киева - уйти на Курск, Тамбов и Ленинск, огибая Москву. Но при этом неизбежно попадаем на однопутные участки, где нас ждут проблемы с пропускной способностью. Если же мы едем по двухпутным линиям - то практически всегда через Москву, и тогда имеем все шансы забить с двух сторон Московский узел, да еще и остановить соседние дороги (в то время  "московская окружная ж.д." еще не была достроена).

railway1943
Прямые варианты в этой задаче не работают



Оригинал взят у oldmen2004 в Эскиз решения
- Знаешь... думаю все было немножко не так.
Стиль деятельности, это ведь такой же характерный отпечаток, как и все прочие индивидуальные вещи. А потому, те кто в теме, именно по манере, определяют автора, и делают реинжиниринг, восстановление исходной программы по проявленным эпизодам.
Это я к тому, что тот же условный Берия не мог делать ставку на одну группу. В принципе не мог. А что если они ошибутся, или вообще не решат задачу?! Ему нужно было иметь минимум две группы, основную и резервную. И выбирать между ними. Значит -  на сцене должен появиться консультант: арбитр, играющий тренер, задающий рамку и оценивающий результаты.
- Борис задумчиво смотрит на кольца дыма от моей сигареты, потом на потолок, и называет фамилию - Образцов. Владимир Николаевич.
Инженер путей сообщения, академик, специалист по работе станций и узлов. "Духовно окормлявший НКПС", возглавлявший московский нии транспорта - ровно то, что надо! И он наверняка нашел себе дуального партнера, скорее всего - Васильева И. И., профессора по делам движенческим: распределению поездов по траекториям, графикам движения, пропускным способностям.
Это вообще хорошая мысль - привлекать к такому проекту науку. К деталям не надо, детали пусть оттачивают те, кто будет потом управлять операцией. Достаточно устроить конкурс двух групп, а потом использовать  проигравшую как дубль. "Наука" же должна отработать уровень принципов и крупных организационных приемов, чтобы на уровне схемы все сходилось. Да и доверие "верхов" того времени к ученым такого ранга играло немалую роль
- О чем и речь! А раз так, то люди уровня Образцова и Васильева вполне могли быть ознакомлены с транспортными параметрами военного планирования. А именно: до войны в европейской части страны разворачивались части прикрытия границы, армии первого и почти полностью - второго стратегического эшелонов со всем их имуществом. Что составляло в совокупности примерно 80% сил кадровой Красной Армии. Остаток, 30-50 дивизий можно было подвозить по ходу. Так писал Ватутин в своей известной записке, и так оно в общем и состоялось по факту (а то, что немцы опередили в развертывании, и до уплотнения, пользуясь решающим преимуществом в подвижности, перемололи эти соединения по частям, уже иная тема).
Следовательно, никаких "длинных" воинских перевозок в значимых объемах тогда не планировалось. Они должны были делаться уже по европейской части - от основных узлов на запад, на относительно коротком плече. Поэтому брать их в расчет под нашу операцию было невозможно.

- Сформулируем точнее: брать их в расчет не нужно, а учитывать обязательно, по той простой причине, что воинские перевозки априорно вносят дисбаланс. Поток идет по преимуществу "в одну сторону", а потому в прифронтовых зонах, в узлах, которые их обслуживают создается сначала затор из груженых, а далее - избыток порожних вагонов. Любой возможностью "зацепить" там какой-то груз и утащить обратно (500-800 км) к зоне погрузки войск  - надо пользоваться. Под такой цикл очень хорошо ложится "прочая эвакуация", особенно в варианте, когда налажено взаимодействие с армейской службой тыла.
Важно: паровозы должны использоваться эффективно. Мы приехали к фронту, обратного груза нет. Напрашивается решение: едем обратно не по прямой, а по условному "полукругу", по рокадам, забирая попутный груз не в узле выгрузки, а в какой-то смежной зоне. Получается несколько дольше, зато мы при этом разгружаем основной (зачастую однопутный) ход для войскового потока. Следствие: нам требуется сразу же вводить в набор "организационных приемов" так называемые "турные перевозки" (когда в дополнительных вагонах с паровозом ехали сменные бригады), планировать варианты распыления точек снабжения паровозов (уголь (дрова), вода)
- Продолжим логику: где есть одно решение, там есть и место для остальных. Подготовка к операции со стороны "науки" не могла не предполагать создание набора приемов в "организационный кейс" ее руководителя. И мы в большинстве своем их знаем. Следующий вынужденный ход: создание автономных мобильных соединений паровозов (по 20-30 штук). Которые потом получили название "соединения резерва НКПС", возили с собой все необходимое для обеспечения перевозок ( бригады, продовольствие, детали для типовых ремонтов, подвижные мастерские). Паровозы однотипных серий (как правило, Э и СО), имеющие невысокую нагрузку на ось, персонал обученный нескольким специальностям. Они позволяли оперативно реализовать любую нужную траекторию обращения паровозов. Меняются потоки (а они в условиях войны они неизбежно меняются быстро) - меняются и траектории обращения. По ходу, за счет концентрации ресурса можно обеспечить нужную скорость, ликвидировать заторы. Это логично, а потому, когда встречаешь фразы, что только в конце года, в паровозной службе стали в сильном секрете разрабатывать концепцию мобильных паровозных соединений - то это конечно лишь оформление, легализация практики. И сама идея была известна раньше (еще в финскую войну), да и в реале они появились в работе уже в сентябре в московском узле (как "местная инициатива"). Но скорее всего стартовали откуда-то под сосредоточение (отбор, формирование соединений) уже в конце августа.
Плюс в "кейс", не описанная, но реализованная по факту - технология управления узлами, также впервые всплывшая в московском узле: создание военно-эксплуатационного управления (это уже явно Образцов). ВЭУ стало единым хозяином, исключило согласования с смежными дорогами, применяло методы изменения ритма потоков (от уплотнения по интервалам времени, до чередования, когда сначала работает одно направление, а потом другое), варианты распределения выгрузки, распределения потоков по окружной и дальним рокадам, синхронизировало ж.д. и прочие перевозки. Упрощенный вариант, "мобильный узел", когда специальная группа офицеров и железнодорожников брала под контроль выгрузку в прифронтовой зоне, меняя адреса назначения по ситуации, и обеспечивая регулировку порожних...

- С соединениями резерва НКПС, которые в первом полугодии можно смело назвать "резервом НКВД"... это не прием, а "приемище"! Это ведь сразу меняет расклад. Кто-то, где-то заранее готовил такие вот "банды паровозов", что в нужный момент вышли на "тропу войны" и решили массу вопросов. Теперь понятно, как они все таки сумели растащить пробки, несмотря на творчество Кагановича и Ко. Ведь когда в мемуарах пишут о том, как "поезда шли на восток", чуть ли не с десятиминутным интервалом, с ручной сигнализацией, то упускают вопрос - а откуда возникла и сконцентрировалась такая масса обеспечивающих поток паровозов. Равно как и при перевозках на запад дальневосточных дивизий, когда им, делая короткие остановки только на замену паровозов, удалось доехать до Москвы за десять дней. Штука действительно стратегическая. В то время реализованная скорее всего в рамках моботделов, которыми на всех уровнях рулило НКВД. А им уже кто-то порекомендовал ускорить работу ряда ремонтных депо, и забирая оттуда часть готовых паровозов в мобрезерв, размещать их скрытно, где-то восточнее основных узлов (в стороне, скажем на путях отдельных предприятий).
- Если такой инструмент был в их руках: они вполне могли пойти на красивый баланс, запустить кольцо: стратегическая эвакуация, плюс - стратегические мобилизационные перевозки. Соответственно, оперативные военные перевозки на плече до 800 км по мере возможности увязываются с обычными эвакуационными (или народнохозяйственными). При этом возникает естественная связка: при нормальном развитии событий, уже выдвинутые и двигающиеся на запад соединения, справляются с немцами. А если мы начинаем проигрывать, то через пару недель после начала войны с востока, из дальних областей, за уралом, из поволжья, средней азии - пойдут "длинные рейсы" с соединениями, которые даст открытая мобилизация. Вот их мы и уравновесим эвакомаршрутами, назначением в те же области, разменяем "миллион (вагонов) на миллион"
Понятно, что военные эшелоны будут идти быстрее чем эвакуационные, хотя бы до московской зоны. Чтобы сбалансировать пусть и близкие по объему, но разные по скорости потоки, нам нужно работать циклами с паузой, и формировать буферный парк. Для первой порции можно обобрать региональные перевозки, забрать резервы, но далее рассчитывать именно на то, что придет из под стратегической эвакуации.
Потому они и стартовали уже 27-29 июня, как только появились начальные признаки проигрыша. Изъяли, освободившиеся после выгрузки войск в Ленинградском узле, порожние - и запустили их на восток с эвакуируемыми авиазаводами. Тем самым обеспечивая накопление парка под будущие мобилизационные перевозки. Красиво :)



Оригинал взят у oldmen2004 в Как это было
В неприметной квартире, в одном из тихих московских переулков, вечером первого мая 1941 года встретились двое абсолютно разных мужчин. Пожилой, был типичным европейцем, в неброской, но изысканной тройке, с умными, холодными глазами и представлялся Людвигом Карловичем. Молодой - не менее типичным русским, коренастым крепышом в форме железнодорожника, имя которого история не сохранила. Назовем его условно, Сергеем Ивановичем...

- Сергей, сказал  Людвиг Карлович, неспешно разминая сигарету - Вы утверждены на должность руководителя операции "Каскад". Это Вы уже знаете. Моя задача: рассказать Вам то, что неизвестно никому кроме узкого круга лиц, выполняющих в аппарате товарища Сталина задачу "последнего контроля". Операцию по прежнему будет курировать Берия, вместе с Меркуловым и Мильштейном. Но ряд обстоятельств будут известны только Вам, мне, и товарищу Сталину...
Итак, первое.
Мы допустили грубую ошибку, не привлекая изначально к планированию специалистов по транспорту. Главной, и по сути единственной задачей считалась подготовка площадок для приема заводов, и организационные регламенты по  погрузке. Расчет прогнозных пропорций Вам известен: предполагалось, что в ситуации сокращения перевозок народно-хозяйственных грузов, даже при потерях в парке вагонов, НКПС должен вывести заводы без проблем. Сгущение потоков в первые месяцы операции, равно как и их принципиальный дисбаланс, учтены не были.
Ситуация была в полной мере осознана лишь в конце прошлого года. Тогда к разработке принципов операции был призван Владимир Николаевич. Почти одновременно состоялся диагноз по НКПС, который был поставлен в докладной НКВД о мобилизационной подготовке ж.д. транспорта (№245). Ее готовил Мильштейн. Берия, 17 января завизировал и разослал ее членам Политбюро. Помимо множества фактов нехватки пропускной способности, неготовности лимитирующих узлов, отсутствия запасов, констатировалась взаимная безответственность Генштаба и НКПС; одни не дают информации, чтобы сделать расчет, другие - пишут фиктивные планы и формальные поручения. Вспыхнул скандал...
По результатам, Берия предпочел пожертвовать фигурой Мильштейна, убрав его с транспортного управления. Но не только из-за члена Политбюро Кагановича, и начальника Генерального Штаба Мерецкова.
В тот момент выяснилось, что реальное состояние нашего транспорта известно немцам с удручающей точностью. Равно, как и планируемые грузопотоки, те самые, что военные прятали от НКПС. Задача Мильштейна - "уйти, чтобы вернуться", выявить каналы утечки, а вскоре после начала войны ликвидировать их, и способствовать реорганизации всего, что связано с перевозками и вообще снабжением войск. Тут возникает множество смежных задач, потребуется поменять многих лиц ...
- Можно вопрос, Людвиг Карлович... извините, что перебиваю... но почему не сделать этого прямо сейчас, ведь до войны остались считанные недели !?
- К сожалению невозможно. Мы столкнулись с уникальной и совершенно критической ситуацией. Против нас, работает не только немецкая разведка. Сведения для немцев - поставляют и британцы и американцы. У этих свой интерес, по их мысли Гитлер должен нанести нам поражение, уничтожить армию и промышленность, но затем необратимо увязнуть в пространстве. Это рискованная игра, и мы еще выставим за нее бриттам счета. Но степень опасности сейчас такова, что нам правильнее "прикидываться валенками". Намечать людей и формировать структуры, которые всплывут, когда придет время. Разумеется оперативная работа ведется обычным порядком. Но на стратегическом уровне все именно так. Немцы, и бритты должны быть в полной уверенности, что мы обречены. Теперь, надеюсь, Вы понимаете, почему Ваша подготовка к работе велась в особом режиме. И почему сидим мы не в здании НКПС, и даже не в здании НКВД, а на съемной квартире. Впрочем и разговариваете Вы сейчас лишь с пенсионером, чьим единственным занятием является техническая энциклопедия. Вот такая обстановка :)
Теперь второй момент. Армия.
Вам, здесь и сейчас, могу сказать - я не верю нашим военным. И не из-за предательства, хоть заговор в 1937 году действительно был, и я не уверен, что он исчерпан. Главное, что они еще не умеют управлять войсками в бою, и даже просто перемещать их. И пока что не понимают этого. Поэтому нас ждет очень тяжелое начало войны.
Но шанс есть. Германия проиграет если война станет долгой. Для этого нам достаточно спрятать от них промышленность и удержать ключевой транспортный узел - Москву. После этого наша победа - лишь вопрос времени.

Немцы заказали генералу Краснову анализ причин поражения Наполеона. Мы его прочли. И еще много чего прочли в наших архивах. Так вот, Наполеон, двигаясь на Москву, тогда пренебрег флангами и поставил под удар свои коммуникации. Гитлер намерен не повторить ошибку, он станет блокировать и зачищать фланговые группировки, неизбежно делая паузы в наступлении центральной. Соответственно и мы, сосредоточим основные усилия на флангах, давая Вам время.
По начертанию дорожной сети, после приграничных столкновений возможны лишь два генеральных сражения: за Смоленск, и за Москву. В первом мы должны выиграть время, а во втором - войну.
Вам ставится дополнительная задача, по ходу выполнения основной операции - поддержать маневром своего ресурса перемещение войск от треугольника Витебск-Орша-Смоленск (севернее от великих Лук, южнее - до Брянска), до смоленской возвышенности, с центром приложения усилий на пересечении автомобильного шоссе, и железной дороги Минск-Москва (Ярцево). Маневр планируется по сходящимся в узел железным дорогам: Вязьма - Ярцево-Смоленск, Сухиничи - Ельня - Смоленск, с питающими узлами Вязьма, Великие Луки, Калуга, Брянск. Материалы в зеленой папке.

В этом бою пройдет "крещение" наша кандидатура - Виктор Антонович Гарнык. Анализируйте его действия предельно тщательно. Потому что в случае непосредственной угрозы Москве, его ждет ключевой пост - Московский узел. Которым он станет руководить по известным Вам методикам, через аппарат военизированного управления. С момента его создания Ваша группа вместе с паровозными колоннами, перейдет в штат узла. При сохранении утвержденной схемы проводки эвакогрузов по Горьковской, Московско-Рязанской и Казанской дорогам. Но на этой, завершающей фазе, тяжесть оперативного управления ляжет на дубль-группу, которая расположится в Свердловске и будет курироваться Образцовым...



Оригинал взят у oldmen2004 в Как это было 2
Людвиг Карлович положил перед своим собеседником комплект удостоверений, пропусков, конвертов с кодами
- А теперь о том, с чего я должен был начать. Мы долго искали, как спрятать Вашу группу так, чтобы она и не привлекла лишнего внимания, и была рядом с основным процессом.
Владимир Николаевич предложил рабочее решение. Вас разместят в службе паровозов НКПС, там будет создан маленький сектор по линии НКВД, как выделенный элемент военно-мобилизационного аппарата, учет паровозов, резервов и прочая. У нас такого добра много. Расчет на психологию: среди железнодорожников элитой считаются движенцы разного ранга, а паровозники - они же "черная кость", обеспечивающие лошадки. Вы, вне закрытой зоны, будете рядовым сотрудником, два раза в сутки собирающим данные о положении паровозов и поездов для своего "начальника". Фактически этот "начальник" будет Вашим офицером связи. Никакого прямого контакта с органами по эвакуации группа иметь не будет.
- Людвиг Карлович! Тогда каким образом будет обеспечено выполнение наших решений?!
- Сергей Иванович, на Вашем рабочем столе будут стоять три телефона. Первый - для связи с аппаратом в транспортном управлении НКВД, оно будет главным проводником Ваших решений. Второй - для связи с Берия. Третий - для связи с членом Политбюро Андреевым.
Вы должны знать, что товарищ Сталин внимательно прочел Ваш доклад о технологии процесса, и выделил в нем фразу "о приоритете критериев транспортных, над решениями политическими и военными", как непременном условии успеха. Он постановил: Вы будете вести операцию абсолютно самостоятельно, вплоть до кризиса в московском сражении, если до этого дойдет. Последовательность вывоза объектов и момент старта операции, после которого она начнет раскручиваться и воспроизводиться - Вы также определите единолично.
О своем первичном решении Вы докладываете Андрееву и Берия. Они обеспечат его оформление на уровне Политбюро; в начале войны это единственный орган, чье решение будет немедленно спущено по инстанциям, а там его подхватят люди Мильштейна. В дальнейшем, к этой паре Вы обращаетесь лишь в случае возникновения кризисов в работе НКПС и ВОСО.
Но... у Ваших полномочий есть своя цена.  Это - неизвестность :)
Вы не будете награждены. Ваше имя (и имена Ваших людей) - никогда не будет упомянуто в связи с эвакуацией. Результат будет связываться с трудами соответствующих комитетов и комиссий, НКПС и ВОСО, тем более, что значимую часть работы действительно сделают именно они. Мы вообще никогда не признаем, что высшее руководство страны настолько сомневалось в своей прославленной армии, что готовило такую операцию. Вы готовы к этому?!
- Вы же знаете, что да. После завершения дела нас...
- Нет. Вас не ликвидируют, и не сошлют. Есть "люди процесса", а есть "люди результата". Последних - мало, и они ценны. У Вас будет другая работа. Но об этом мы поговорим через год. А сейчас, я расскажу, как мы с Вами выиграем войну :)
- Мы с Вами?!
- Да, именно Вы и я. Дело в том, что Сталин не верит в катастрофу. Не верит в появление немцев под Москвой, хоть и предпринимает все положенные шаги. А я знаю, что так и будет. И что обязательно будет кризис, кульминация, когда все повиснет на волоске. Это правило для любой масштабной операции. В этот момент мы и должны предъявить свои карты.
Так вот. Сила немцев - в их подвижности. Их войска, в отличие от наших, имеют примерно полмиллиона автомобилей, а потому могут прорываться на большую глубину перемещая с собой топливо, артиллерию и снаряды. Наши силы не могут отрываться от баз снабжения более, чем на переход. Но этот козырь в конечном счете бьется увеличением длины коммуникаций и климатическими условиями. Они дойдут до Москвы лишь к осени (а по пути их еще ждет Смоленск), и по погодным условиям окажутся прикованы к твердым покрытиям, следовательно их подвижность резко снизится.
Если мы не дадим им получить наши вагоны и паровозы, а мы им этого не дадим - то им придется перешивать колею. Они умеют это делать и вполне недурно, но при любых раскладах не успеют дотащить свою линию до фронта. Тоже фактор. А далее их ждет понижение температуры воздуха, уголь другого качества. Их паровозы не смогут обеспечить нужную тягу, частота ремонтов резко возрастет. Поэтому, на пике борьбы качество снабжения их армий обрушится и они начнут задыхаться без обеспечения.

А мы с Вами к этому моменту соберем наши подвижные паровозные соединения и бросим их на чашу весов. Это будет удивительная битва - "автомобили против паровозов", растянутые коммуникации - против грамотно управляемого и подпитываемого с востока узла.
Смотрите: в Московском узле соединения паровозов у нас будут использованы не просто для перевозок, а для оперативного маневра дивизий по рокадам, окружной дороге, примыкающим железным дорогам. Тем самым наши войска смогут перемещаться вдоль фронта быстрее немцев, и повысят стойкость в обороне. А далее, основная группа паровозных соединений - будет плавно выведена из текущего эвакопроцесса (он пойдет общим порядком), и аккуратно расставлена вдоль линий из Сибири на Москву. Когда оттуда поедут наши войска - они будут перемещаться очень быстро и окажутся под Москвой неожиданно для врага. Немецкая разведка не сможет вскрыть стратегический маневр такой глубины. Они пропустят удар и побегут. И это будет настоящим завершением нашей с Вами операции.
Вообще, в нашем распоряжении по среднему никогда не будет более десяти процентов паровозного ресурса НКПС, да и получим мы его лишь за счет грамотного накопления в резерв. Формально наше влияние на ситуацию пренебрежимо мало. А фактически... на фоне хаоса первых месяцев войны, трудного перехода больших организаций от мирных форм к военным, наличие "твердого ядра", правильно управляемого, и своевременно включающегося - даст огромный  эффект. Одно то, что мы сбалансируем своими потоками часть встречных - уже значит многое. И вот смотрите какую мысль выдал давеча Васильев. По ходу событий, к августу-сентябрю провести размен парка и сосредоточить у себя по преимуществу паровозы серии Э. Они менее мощные, зато их много, они просты и ремонтопригодны, они легкие и могут проехать по любым участкам. Чтобы работать с ними мы пойдем на уменьшение веса поездов. Разменяем массу на маневр,.что принципиально. Соответственно переиграем наши графики. Давайте считать ...
...
В апреле 1942 года, Сергей услышал по радио, что академик Образцов среди прочих награжден Сталинской премией за работу "по развитию народного хозяйства Урала в условиях войны". А ведь и верно, подумал он, - кто скажет, что Урал не получил развития?! И улыбнулся, поняв, что он, все же нашел способ наградить их всех:)

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments