sokura (sokura) wrote,
sokura
sokura

Основы информационных войн (часть 8) Социологические опросы.

Оригинал взят у ivakin_alexey в Основы информационных войн (часть 8) Социологические опросы.

Данный текст является лишь постом в ЖЖ, целью которого является лишь разжевывание научного сухаря, а не чтение лекции на тему. Поэтому, все примеры в нем носят исключительно умозрительный характер, а призывы к убийству журнализдов (это я для уродов из Абьюза) носят исключительно иллюстративный характер.



Опросы, опросы…

Опросы, на самом деле, являются одним из самых эффективных способов формирования общественного мнения.

Заметьте — не отражения, а именно формирования.

Опубликованные в СМИ данные формируют реакцию конкретного человека в частности и общества в целом.

Так думает большинство, а значит, большинство не может ошибаться. Человек животное стадное и вынужден своей природой ориентироваться на реакции социума, в котором он живет. Иначе не выживет.

Это малообразованные гопники, считающие себя креаклами, думают, что они уникальные личности. И все — ВСЕ! - одновременно начинают носить кедики и бороды.

Человеческие реакции в группе предсказуемы.

Да, отдельного человека трудно предугадать и управлять им. Когда человек в толпе — его реакции такие же как в толпе. Это инстинкт самосохранения.

Это биологический факт. И от этого никуда не деться.

Так что же такое — социологические опросы?

Сначала поговорим о том, что такое «Идеальный соц.опрос», а потом расскажу как это делается в реальности.

Для примера возьмем город Одессу. Уж очень там удобное количество жителей — миллион. В реальности, все гораздо сложнее, сейчас мы это увидим.

Миллион — это генеральная совокупность.

Чтобы узнать мнение всех одесситов не обязательно спрашивать весь миллион. Тем более, многие не смогут ответить, по причине своего младенчества. Говорить еще не умеют, но в число одесситов входят.

Да это и невозможно, опросить всех.

Впрочем, социальные психологи и социологи давно уже разрешили проблему опроса всех. После определенного порога мнения, хоть и разделяются, но сохраняют тенденции стабильности в процентных соотношениях.

Так, надо попроще говорить, пожалуй…

В общем, нет никакой разницы — опросить весь миллион, сто тысяч или десять тысяч. Тенденции будут колебаться в рамках погрешностей.

Опросить можно лишь часть. Чтобы понять состав крови человека, не надо всю кровь из него выкачивать. Достаточно минимально необходимой капли.

И по этой капле уже можно и за общий уровень сахара, и за лейкоциты поговорить.

Это называется — выборка.

То есть берем часть одесситов, отражающих всю Одессу и изучаем их мнения.

Просто, вроде бы, да?

Ага, на бумаге.

Чтобы выборка отражала всю популяцию, надо чтобы она своими составными частями была копией популяции.

И, как следствие, прежде чем проводить опрос, необходимо иметь полную демографическую и социальную картину населения Одессы.

Сколько мужчин, сколько женщин. Каковы возрастные страты? Что там у нас с доходом? Образованием? Распределение по районам?

Молдаванка отличается от Поскота, а Чубаевка от Дачи Ковалевского. Кто там живет? Чем они друг от друга отличаются? А они отличаются.

Минимальная выборка для Одессы составляет — только не удивляйтесь — 97 человек. При этом, уровень погрешности составит 10%.

Например, при ответе на вопрос: «Любите ли вы президента Порошенко?» полученный ответ «Да — 60%» при выборке 97 человек составит по факту 50-70%. Но это очень большая погрешность. Желательно допустимая погрешность — 5%. Для Одессы это уже 384 человека. Тут рост в геометрической прогрессии, а не в примитивно-арифметической. Тогда уже получаем факт — 55-65%. Для погрешности в 1% - необходимо опросить 9513 человек.

Ну, чтобы не увязать в расчетах, возьмем для примера выборку в тысячу человек. Это нам даст погрешность примерно в 4%.

Предположим, в Одессе живет 48% мужчин и 52% женщин. Значит, нам надо опросить 480 мужчин и 520 женщин.

Предположим, что население Молдаванки составляет 10% от общей численности Одессы.

Следовательно, на Молдаванке нам надо опросить 48 мужчин и 52 женщин.

Вводим возрастной критерий.

И получается, что нам надо опросить на Молдаванке:

ВСЕ ЦИФРЫ ВЗЯТЫ ОТ БАЛДЫ И К РЕАЛЬНОСТИ ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ!!! ЭТО ПРИМЕР!!!

Мужчин:

А)12 - 18-25 лет

Б) 11 - 26-35 лет

В) 10 - 36-45 лет

Г) 10 - 46-55 лет

Д) 5 - 56 и старше.

Берем профессиональный критерий.

Категория А — 2 студента ВУЗ, 1 учащийся техникума, 3 безработных, 2 менеджеров низшего звена, 1 служащий, 1 военнослужащий, 1 рабочий, 1 моряк.

Категория Б — 2 безработных, 2 менеджера низшего звена, 1 менеджер среднего звена, 1 служащий, 2 военнослужащих, 1 рабочий, 1 моряк, 1 чиновник.

Категория В — 3 безработных, 1 индивидуальный предприниматель, 2 чиновника, 1 менеджер среднего звена, 1 служащий, 1 военнослужащий, 1 моряк.

Категория Г — 1 безработный, 3 индивидуальных предпринимателя, 3 чиновника, 1 менеджер высшего звена, 1 служащий, 1 моряк.

Категория Д — 3 пенсионера, 2 рабочих.

Берем образовательный критерий, потом социальный, потом критерий дохода…

И тоже самое по женщинам.

По факту получается так, что «пехотинцу»-интервьюеру дается техническое задание.

За день ты должен найти и опросить 1 студента ВУЗа, доход которого составляет от 1 до 2 тысяч гривен, проживающего в городе не менее 5 лет, из полной семьи, имеющего подработку на неполный рабочий день, проживающий с родителями. И женщину, в возрасте 36-45, замужем, работающую в сфере услуг с доходом семьи до 5 тысяч гривен, проживающей в своей квартире.

Ну, принцип вы поняли, да?

Крупные компании, занимающиеся соц.опросами, как правило, имеют банк данных таких «Типичных Респондентов», регулярно опрашиваемых по разным вопросам. Иногда они даже приплачивают опрашиваемым. При законе больших чисел личность опрашиваемого не играет никакой роли. Только социальные категории.

Не, есть, конечно, и другие способы формирования выборки. Например, методом случайных чисел. Берется карта Одессы, на которой каждой улице присваивается номер. Пусть у улицы Дерибасовской будет 16. Выпадает номер на генераторе 164218. Значит, пехотинец идет и по улице Дерибасовская, в дом 42 и ищет там квартиру 18. И опрашивает там всех.

Это все была присказка. Сказка будет дальше.

Дело в том, что настоящие соц.опросы от балды не проводятся. Всегда есть заказчик. Сама по себе соц.фирма пальцем не шевельнет, чтобы вдруг озадачиться вопросом «Вы верите, что американцы на Луне были?». И не каждая фирма имеет банк респондентов, штат математиков, понимающих, где надо критерий Стьюдента использовать, а где критерий Колмогорова, программы, сделанные хотя бы в Access, а не в примитивном Экселе, опытных пехотинцев-интервьюеров.

Солидные фирмы плотно сотрудничают с государством. Чаще же всего, они сами, не смотря на свои юр.формы, являются частью государственных служб. Спецюслужб. При этом, сотрудники фирмы могут даже не подозревать, что их фирма является частью МИ-6, ЦРУ, АНБ или ФСБ. Это не важно.

Важно то, что в открытый доступ попадают лишь те данные, которые одобряет заказчик.

Вот вы хоть раз видели в печати полные результаты, например, фокус-групп? Не банальных опросов, дающих лишь количественные характеристики, а именно фокус-групп?

Когда заказчика интересует информация, максимально близкая к реальности, то эта информация в открытый доступ не попадает.

Если же социологическое исследование проводит не именитая контора, которых можно по пальцам пересчитать, а «Независимый фонд ЮНЕСКО» или «Европейская академия демократии» или «Некоммерческий союз свободы и прав человека» - соц.опросы не имеют никакого отношения к отражению реальности, они пытаются ее формировать.

Даже если сами социологи, подвизающиеся в подобных конторках честно пытаются работать, результат от них не зависит.

Сейчас попытаюсь объяснить, почему так происходит.

Проблема 1. Пехота.

Так, обычно, называют интервьюеров — которые лично ходят, опрашивают и галочки в опросный лист ставят.

Вот Одесса — выборка 1000 человек. Срок на сбор — 3 суток. Дело в том, что общественное мнение колеблется как флюгер — его срез действителен на момент сбора данных. Чем он короче, тем достовернее данные. Так вот, что бы собрать данные на 1000 человек, вам необходимо не менее 100 пехотинцев. За три дня каждому надо будет опросить около 30 человек. Как так? Спросите вы. Это же три тысячи получается, а не тысяча. Дело в том, что согласие на участие в опросе дают не более 30% опрашиваемых. У одного теща рожает, у другого попугайчик сдох, третий вообще не в духе и так далее. Чтобы получить 10 заполненных листов, надо подойти к не менее 30 человекам. И быть готовым, что 20 из них пошлют нахер.

И если пехота не подготовлена к этому — часть опросных листов заполняется дома за один вечер. От балды.

Пехоту надо тренировать, учить и контролировать. И если на контроль у фирмочек находятся деньги, то на тренинги обычно забивают. Фонды-то часто одноразовые. Создаются под исследование.

И часто получают результат, когда опросные листы, в лучшем случае, заполнены от балды. В худшем, когда пехотинец заполняет их по своему мнению.

А человек всегда думает, что оно прав и большинство думает как он. Смотри первые абзацы.

Пехотинец же должен быть максимально абстрагирован от объекта, субъекта и предмета исследования.

ПРОБЛЕМА 2. Неправильная выборка.

Бьется город на квадраты, опрос по территориальному признаку. Пехотинец выбирает квадрат — часто тот, в котором живет. Чаще всего пехотой работают либо студенты, либо пенсионеры. И вот студень выбирает себе для проведения опроса район, в котором он живет. Ему надо опросить 10 человек, из них 4 мужчины, 6 женщин. Других критериев нет. Живет он в общаге, которая увешана жовто-блакитными флагами. Теперь подумайте, какой будет ответ у этих десяти, на вопрос: «Является ли Россия страной-агрессором»? И подумайте, являются ли эти студенты жителями Одессы?

Или другой пехотинец, которому достался район Совиньона. Куда простого смертного охрана на въезде не пустит. Даже если Ректор «Института Свободной Демократии» договорится с Начальником Охранной Фирмы «Беркут» и пехотинца впустят за ворота элитного поселка, то много ли жителей коттеджей согласятся открыть на звонок домофона: - «Добрый день, шановный, будь ласка, ответь на пару вопросов?».

А зарплату без заполненных опросников пехотинцу не дадут.

И что он делает? Риторический вопрос.

ПРОБЛЕМА 3. Неправильные вопросы.

От постановки вопроса зависит ответ.

Например: «Как вы думаете, Российская Федерация является агрессором или оккупантом?»

Этот вопрос не исследовательский, а пропагандистский.

Правильный, для исследования, вопрос должен ставиться так:

«Как вы оцениваете политику Российской Федерации по отношению к Украине?» При этом, вопрос должен быть открытым — респонденту в данном случае нельзя давать подсказок. Дальше должна начинаться работа на этапе первичной аналитики — оценка ответов и перевод их качественного содержания в количественные оценки. «Агрессор, оккупант» - ставим «Минус». «РФ замкнулась и ничего не делает» - «Ноль». «Путин нас освобождает» - «Плюс». Оценки здесь говорят не о действиях РФ, а о качественных характеристиках открытого ответа. Положительное отношение — плюс, отрицательное — минус.

ПРОБЛЕМА 4. Неправильные ответы.

От остроты вопроса зависит ответ.

Очень часто человек вынужденно отвечает не то, что думает, а то, что от него хотят.

Представьте себе. Вы прогуливаетесь по Ришельевской. К вам подходят двое — мальчик и девочка. И задают вопрос: «Ваше отношение к Путину?». Рядом маршируют вышиванки и орут: «Путин хуйло!»

Ваша реакция?

В лучшем случае, уход от ответа. Искренность будет нулевая.

Сколько раз на выборах видел: опрашивают в майках «Наш депутат — Жирдяев!». И вопрос: «Вы голосуете за Жирдяева?»

Хорошая пропаганда. Никакая достоверность.

Технические проблемы типа ввода в базу данных — дубляжи там, или пропущенные опросные листы — пропустим. На результат они не играют, разве что в сотых долях процента.

ПРОБЛЕМА 5. Неправильная интерпретация.

Вот тут очень важная проблема. Как правило, заказчики политических опросов в своей башке держат свою реальность. Это нормально.

Ненормально, когда эта субъективная реальность сталкивается с реальностью объективной и пытается с ней не согласиться. Думаю, любой практикующий социолог через это прошел, когда работал на выборы. И прекрасно знает, как подгоняются результаты под хотелки заказчика. Кто платит, тот и танцует. Ничего особенного.

Порой доходит до маразма. В предвыборном штабе работает социолог. Работает под угрозой увольнения — будут плохие результаты, уволят к херям. Он подгоняет результаты под хотелки, экзит-пулы показывают победу кандидата, а выборы шеф безнадежно проигрывает. Кто виноват? Правильно. Подкупленный избирком.

ПРОБЛЕМА 6. «Правильная» подача в СМИ.

Я уже говорил — человек существо конформное. Любой из нас подстраивается под вкусы и ориентиры своей значимой группы. Лишиться поддержки и положительной оценки со стороны значимой группы — социальной смерти подобно. Человек лишается любви, дружбы, уважения и самоуважения. А это все ведет к деградации личности.

Поэтому публикация вроде: «60% одесситов считают Россию оккупантом» - это всего лишь попытка давления на тех, кто так не считает.

«ШОК! СЕНСАЦИЯ! ЗАПРЕЩЕННОЕ ВИДЕО! ВЕСЬ МИР СОДРОГНУЛСЯ, КОГДА УЗНАЛ, ЧТО ПУТИН ЕЛ НА ЗАВТРАК!» - это всего лишь давление на эмоции.

Попытка вставить в текст проценты — это лишь удар по разуму, мол, смотрите, цифры не врут.

Цифры-то не врут, врут те, кто их придумывает.

ИТОГ.

Вы, когда-нибудь, видели настоящий социологический или социо-психологический отчет? Как правило, это увесистый том в 500-800 страниц, убористым текстом, где половина формулы и циферки, треть диаграммы и графики, остаток — выводы.

Широкой публике этот том, как правило, не доступен. Она его и не поймет. Публика поймет только выводы, и то не все, а те, которые покажет Заказчик. Те, которые ему были выгодны. Для того, чтобы повлиять на ваше мнение.

Социология — это наука. Как и физика. Только законы разные.

Разница в том, что социологическими данными можно манипулировать, чтобы управлять обществом. А физическими манипулировать можно, чтобы управлять природой. Вот и вся разница.

При грамотном построении исследования можно получить очень точные данные среза общества на данный момент времени. При применении лонгитюдного метода можно уже прогнозировать реакции человеческой амебы под названием «Толпа».

Но такие данные не публикуются в широкой печати.

А те, которые публикуются — часто сочиняются на коленке в лабораториях, например, АНБ. А чаще искренними дурами типа Собчак за малую копеечку.

Вывод: как только вы увидели цифры типа: «89% украинцев «чототам» поддерживают» - шлите их всех нахер.

Это всего лишь манипуляции сознанием. Вашим.


Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments